Чтобы не поссориться

Автобус № 42 идёт из центра города в Ыйсмяе. Мне не так часто приходится бывать в этом районе, иногда только для того, чтобы посидеть в компании родственников. Замечу, что практически каждый раз именно в автобусе номер 42 волшебным образом происходят некоторые события, вызывающие желание поделиться. Однажды две девушки катались в автобусе на роликах. Был случай, когда хорошо подвыпивший мужчина на весь автобус щёлкал языком мелодии довольно известных песен. И щёлкал настолько громко, что водитель автобуса поставил его перед выбором: либо прекратить своё творчество, либо выходить. Пьяница прекратил, хотя на мой взгляд было очень артистично, да и талантливо. Я и дама на соседнем сидении, конечно аплодировать не собирались, но улыбались, а ещё один попутчик, поддавшись настроению, отстукивал ногой в ритм музыки. В какой-то из поездок одна девушка очень громко по телефону выясняла отношения со своим партнёром: весь автобус был в курсе того, что происходит у неё в спальне. Замечу, что она довольно откровенно и подробно озвучивала некоторые темы сексуального характера. В автобусе стояла неестественная тишина, и один из пассажиров даже проехал свою остановку, заслушавшись историей, о чём громко выругался репликой «тьфу ты блин, мне же выходить».
И в этот раз ожидая автобус, я вспоминала старые истории и гадала, что будет. Точнее случится или не случится. На остановке было не много людей, и когда подошёл автобус, и все вошли, оказалось достаточно свободных мест. Есть в автобусе промежуток, где сидения стоят друг напротив друга. Места там оказались свободными, и я пристроилась именно там. На следующей остановке в автобус с криками вошли шестеро подростков, которые упали на сидения рядом и напротив меня. Вели себя они довольно демонстративно. Просто отвратительно себя вели. Орали, перекрикивали друг друга, кривлялись, ругались матом, толкались. Думаю, что были они абсолютно трезвы, просто им было свойственно такое истероидное поведение. Одеты они были тоже кричаще. Я терпела. Терпела их громкое вторжение. Один молодой человек, который сидел напротив меня, был более активен, чем другие. Периодически свои крики он сопровождал вскакиванием и маханием руками. В какой то момент он наступил мне на ногу. Почувствовав это, он остановился, посмотрел на меня, нарисовал какую-то гримасу и продолжил свои действия. Я стерпела, подтянув ноги, и мы поехали дальше. Я терпела эти ёрзания, толкания, пихания и дурацкие разговоры с матными криками. Через несколько секунд это повторилось, и молодой человек снова наступив мне на ногу, не увидел в этом ничего негативного и продолжил дальше демонстрировать друзьям свои какие-то умения. Я снова или опять терпела. Третий раз не заставил себя долго ждать, и мой попутчик снова оказался на моей ноге. Не вытерпев, я встала и тоже наступила ему на ногу. Наступила сильно и показательно, довольно долго задержавшись в таком положении. Он здорово удивился, и от неожиданности несколько секунд не двигался и ничего не мог говорить. В этот момент я успела состроить абсолютно такую же гримасу, которую он продемонстрировал, когда наступил мне на ногу в первый раз, и успела громко. чётко и членораздельно сказать, чтобы услышали и его друзья «ЧТОБЫ НЕ ПОССОРИТЬСЯ». Друзья моего обидчика, которые были свидетелями происходящего, стали тихонько смеяться. Мне было не до смеха, но я всё же улыбалась, возможно из-за не свойственного мне поведения.
Может быть из-за того, что я встала и в таком положении заняла более авторитетную или главенствующую позицию, мой обидчик занервничал и вдруг извинился. Странно, конечно. Улыбнувшись в ответ, и пожимая плечами, я кивнула в знак прощения и примирения. Не думаю, что это правильный способ позитивного влияния, но ведь сработало. И маловероятно, что морализирование сработало бы лучше.
Чего не сделаешь ради мира в автобусе номер 42.
Как-то так… )))