Как наша любовь мешает детям взрослеть

На консультацию пришла женщина, желающая обсудить влияние развода на состояние ребенка – мальчика девяти лет. Мать беспокоило то, что ребенок эмоционально неустойчив, неуправляем со склонностью к истерикам и детскому поведению. Она четыре года назад приняла решение о разводе, который очень травмировал ее мужа. Так и не сумев с ним справиться, бывший супруг приходит по ночам и стреляет из травматического пистолета по окнам. Мать объясняла ребенку шум по ночам тем, что это «ветер, гроза, хулиганы» и предлагала не бояться, успокоиться и продолжать спать.
В ситуации высокого стресса все усилия матери были направлены на желание изолировать бывшего мужа из их новой жизни (она собирается замуж за другого мужчину) и оградить ребенка от всех последствий этого сложного развода, эту же идею поддерживал школьный психолог. Также делались попытки и в правовом порядке повлиять на бывшего мужа. Видно, что усилия матери были направлены на коррекцию поведения другого человека, то есть не на свою зону контроля, потому что наша зона контроля это наша сфера влияния, которую составляют: «Я сама» и «мои отношения с моим ребенком». Мы предложили ей прийти на следующую консультацию с сыном и будущим мужем.
Суть второй консультации состояла в том, что бы понять, чем живет этот мальчик, что его радует, угнетает, круг интересов, мечты и т.д. Особенностью нашей работы является изучение всех обстоятельств жизни «идентифицированного пациента» (того кто является в семейной системе проблемным, тому, кому по мнению семьи надо помогать). Мы не считаем обязательным работать впрямую с предъявленной проблемой, в данном случае реакцией мальчика на развод.
В процессе консультации мы узнали, что Матвей пишет книжку, о том как Супер- герой сражается с маньяками. На вопрос о том на кого похожи эти маньяки, Матвей сказал, что они похожи на папу, который стреляет ночью в окно. Изумлению мамы не было предела, ведь она была уверена, что ребенок верит в ее объяснения. Мы спросили «Когда папа стреляет в окно тебе страшно?». «Очень» — ответил Матвей. А на вопрос о том, что могло бы тебе помочь в этой ситуации, ребенок сказал, что если бы мама объяснила, что происходит, почему папа так себя ведет и сказала что она его защитит, это было бы здорово. Стало ясно, что основной из мучающих ребёнка страхов был о том что маньяки похищают детей и что отец может украсть Матвея и тот потеряет свою мать и семью. А мать в данном случае в глазах ребенка демонстрировала самоустранение, как будто ничего не происходит.
Что в данном случае движет поведением матери? Несомненно, желание защитить ребенка. Но защита 2-х летнего малыша и 9-ти летнего мальчика это две разные вещи. Формулой первого поведение будет – «я все сделаю сама, тебя надо оградить спрятать», т. е. опора только на собственный ресурс и собственное понимание ситуации, а во втором случае: «мы вместе справимся с нашей бедой, я буду уважать тебя как личность, буду делиться с тобой сложной информацией, буду открытой и доступной». А что значит уважать своего ребенка как личность, это значит быть чуткой к его потребностям, быть готовой разделить с ним, сложные чувства и переживания, испытывать искренний интерес к его внутреннему миру, общаться на равных. Разве не удивительно, что мать даже не пыталась узнать, о чем ее сын пишет книгу. Вместо этого мать транслирует Матвею: «ты маленький я тебе правду не скажу, потому, что она для тебя сложна, она, эта правда тебя травмирует, разрушит». Ребенок подтверждает такое отношение к себе инфантильным детским поведением: кривляется на улице по дороге в школу, демонстративно ходит по лужам и пытается по своему, через творчество переработать этот сложный опыт. А по-настоящему травмирует его тайна, обман.
Конечно, все дети даже спустя долгие годы испытывают печаль по поводу развода родителей, но печаль – это далеко не страх; как бы горька она ни была, печаль не нарушает психического здоровья человека, нарушают его стра¬хи и чрезмерная тревога. Ложь и запретные темы вызвали в данном случае тревогу у ребёнка, которая приобрела хронический характер.

А необъяснимое для девятилетнего ребенка поведение отца вызывало приступы страха, которые бессознательно трансформировались в демонстративное поведение, смысл которого: «обратите на меня внимание, помогите мне справиться», что в свою очередь явилось симптомом и привело маму к нам на прием.
В дальнейшем в результате семейных консультаций Матвей смог откровенно обсудить с матерью свои переживания, касающиеся развода родителей, мать начала изменять своё отношение к сыну, оно стало более соответствовать возрасту ребёнка. Состояние Матвея стало улучшаться, потому что истеричное, детское поведение не являлось его личностными особенностями, а скорее было обусловлено особенностями функционирования данной семейной системы.

Автор: Павел Купоров (психолог-консультант, Санкт-Петербург)