Месть. Перенос. И другое (новое)

Позвонил мужчина. Первое, что он сказал: «Мне срочно нужна помощь!» Тревожный звонок. Я напряглась и открыла свой ежедневник. Через пару часов у меня заканчивался рабочий день, и я предложила время для встречи. Голос на другом «конце провода» выдержал длинную паузу и ответил, что всё-таки он не придёт. Не скрою, что я расслабилась. Примерно через час телефон снова зазвонил, и тот же голос сказал, что придёт в оговоренное время. Я лишь успела спросить имя. Мужской голос сказал, что зовут его Игорь, и оборвал разговор.

Игорь – пятидесятилетний мужчина очень приятной наружности, в прекрасной физической форме. Игорь сразу стал фамильярничать, панибратски отпустив несколько уничижительных фраз в сторону профессии психолога. Неприятно! Во время консультации я всегда предлагаю перейти на «ТЫ», но в этот раз очень хотелось сказать, что «на брудершафт мы не пили». Не по-детски я задумалась о цели его визита на фоне обесценивания психологической помощи, а он дополнительно сообщил о неверии в простые разговорчики. Он демонстративно транслировал мне некоторую неприязнь, и заявлял, что какие-то разговорчики с психологом не могут помочь в его истории. Опять неприятно!))) Конечно, я стала конфронтировать, интересуясь причиной его прихода на встречу. На что Игорь лишь пожимал плечами.

Мы сидели друг напротив друга, и я вопросительно уточнила, в чём может заключаться моя помощь. Игорь в очередной раз обесценил возможность позитивного завершения работы, некоторым образом идеализируя свою проблему и принижая меня, как специалиста. Я аккуратно намекнула, что пока он будет хранить тайну своей трудности, мы точно не сможем сдвинуться, а уж разобраться….

Очень тихо Игорь сказал, что от него ушла жена. Вместе они прожили больше двадцати лет. Чуть больше месяца назад он застал её с любовником и вышвырнул их из дома. Игорь дополнил, что сам вырос в неблагополучной семье, и видел много ужасов повседневной жизни своих родителей. Он был очень горд тем, что уже во взрослой жизни ему удалось воплотить те самые мечты маленького мальчика о счастливой семье, которые были недоступны с его родителями.

Возникла пауза, и я задала какой-то уточняющий вопрос, чтобы расширить своё видение происходящего. Неожиданно и довольно агрессивно Игорь спросил: «Я что на допросе?» Я максимально спокойно отреагировала, разъяснив, что всего лишь уточняю некоторые недопонимания. И снова пришла та же самая мысль: «Зачем пришёл?» И снова неприятно!

Игорь тяжело заключил, что половина жизни прожита зря. Я не то, чтобы ухватилась, но своевременно добавила, что осталась вторая половина жизни, и он является абсолютным её владельцем и сценаристом. Игорь, улыбаясь, сказал, что сейчас время изменилось и сегодняшние женщины уже совершенно не те, что были. Вот за это я ухватилась, и попросила развернуть, что он имеет в виду. Игорь довольно подробно рассказал, что после расставания с женой он знакомился с женщинами, и они его просто разочаровали. Первая оказалась хоть и достаточно красивой, но слишком глупой и не имела никаких жизненных достижений, а вторая, возможно, была и умна, но совершенно не ухожена. Она не использовала макияж и дурно пахла дешёвыми духами. Игорь рассказал, что и с одной, и с другой дамами он очень быстро распрощался, дав им понять, что они второсортные. Похоже, Игорь обесценивал всех женщин, которые встречались на его пути. Мне тоже попало! ))) Всё начинало раскладываться по полочкам.

Наш разговор стал очень быстро раскручиваться. Вслух я заметила, что после расставания с женой прошло совсем немного времени, всего лишь чуть более месяца, а Игорь уже успел начать и завершить романы с двумя женщинами. Он только пожимал плечами. Я добавила, что скорее после расставания с дорогим человеком, мы впадаем в «депрессивное» состояние, а не устремляемся на поиски. И поведение Игоря больше похоже на некоторую месть жене, которая выражена в агрессии ко всем женщинам в целом. Перенос – психологическая защита, заключающаяся в бессознательном перемещении ранее пережитых чувств и отношений, проявлявшихся к одному лицу, совсем на другое лицо. Я дополнила, что возможно женщины, с которыми Игорь знакомился, были лишь объектами для мести. Он задумался.

На столе стояли шахматы. Партия была только начата и ни у кого из сторон не было преимуществ. Игорь предложил поиграть, и я недолго думая согласилась. Не скрою, что раньше я неплохо играла и любила пофилософствовать за партией. Я немного встревожилась, что могу проиграть (очень не люблю проигрывать), но через тройку – пятёрку ходов приободрилась, увидев, что мой соперник делает совершенно нелепые ходы. Возможно, Игорь заметил мой торжествующий вид и поднял руки в знак поражения.

Время встречи подходило к концу. Игорь, заметив это, сказал, что приехал на такси, и таксист ждёт его, чтобы отвезти обратно. А главное, что он хочет мне сказать, так это то, что таксист был лучшим психологом, чем я.

Я не скажу, что это болезненно ранило меня, но не скрою, что неприятно задело. В свою очередь я заметила Игорю, что в жизни бывают разные истории: и таксист может оказаться гениальным специалистом в области психологии, и специалист может оказаться абсолютной бездарностью. В жизни бывает по-разному, но от этого месть всё равно не становится краше.

Игорь заинтересовался и вопросительно смотрел. Я предполагала, что это единственная встреча, и больше Игорь не решится продолжить консультативную работу. Аккуратно предупредив, что моя гипотеза не очень может ему понравиться, я резюмировала нашу встречу. Напомнив Игорю про психологический перенос, я дополнила, что это такой феномен, который может способствовать перемещению чувств с одного лица на другое, в том числе и на консультанта в психотерапевтической работе. Думаю, что именно это и произошло в нашей встрече. Игорь под влиянием болезненных переживаний после измены жены обесценивает женщин, чем в свою очередь просто мстит жене, которая причинила ему страдания. Двум женщинам он уже отомстил. Попало и мне. Ведь и я  женщина. И тут хорошо бы научиться, как говорит один известный деятель «отделять мух от котлет». Волевым усилием научиться разграничивать чувства к жене и к другим женщинам. Конечно, я намекнула, что он своим поведением мог мстить мне и за поражение в шахматной партии. Хотя эта гипотеза слишком проста, но и она может оказаться очень даже жизнеспособной. Когда Игорь уходил, я хорошо видела, что он улыбается. Инсайт! Можно начинать танцевать!

Мы разошлись.

Не скрою, что работа не из простых. Болезненное обесценивание. В такие моменты серьёзно задумываешься о философских вопросах. Не слишком ли болезненно воспринимаешь высказывания клиента в свой собственный адрес. Не слишком ли болезненно для клиента интерпретируешь его поведение, ведь ему и так не сладко. «Но если бесконечно зализывать незаживающие раны, то от языка ничего не останется» Кобо Абэ – возможно, он и прав. В долгосрочной перспективе, несомненно, прав!

А подарок меня только ещё ждал. Спустя неделю мне пришло сообщение от Игоря с одним лишь словом «спасибо». Было приятно. Даже очень. Но шахматы я убрала. )))

Вот как-то так..

Все герои вымышлены.

Идея взята из консультативной практики.

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллин)