Не комфортная зона комфорта

Бывают в консультативной психологической практике работы, которые на первый взгляд кажутся совсем незаконченными… Вот и работа с Татьяной на первый взгляд казалась именно такой. Уже спустя некоторое время приходит понимание, что клиент нашёл то, что искал… А то, что сам консультант хотел бы проработать ещё, не должно беспокоить ни с какой стороны…
Татьяна написала, что у неё гиперактивный ребёнок, с которым очень тяжело, и она хочет встретиться с психологом. Татьяна ничего больше не сообщила. Я предложила несколько вариантов времени, когда я смогу встретиться с Татьяной и её сыном, и она выбрала ближайшее.
Если клиент, обращаясь за психологической помощью, не конкретизирует трудность, с которой он столкнулся, я и не стараюсь разузнать больше информации. Мне кажется, что когда психолог теоретически не подготовлен к встрече, работа проходит более терапевтично. Работа в подобных случаях становится не механической, а более живой.
В условленное время мы встретились. На встречу пришли Татьяна — маленькая женщина тридцати лет и её сын Сева. Севе 5лет и он ходит в детский сад. Татьяна сказала, что когда Сева был ещё маленький, то врачи уже предвидели сложности, связанные с гиперактивностью, которые могут ожидать его в будущем. Дело в том, что в таком возрасте диагностировать гиперактивность непрофессионально, поэтому маловероятно, что какой-либо специалист возьмёт на себя такую ответственность. Сева поначалу вёл себя совершенно спокойно, немного позднее адаптировавшись, он стал вести себя более активно. Особо симптомов указывающих на гиперактивность я не заметила. Действительно Сева показывал высокую активность, но всё же он мог довольно-таки долго удерживать внимание на чём-либо, что ставило гиперактивность под вопрос. Скорее он демонстрировал более истероидное (требующее внимания) поведение в сравнении с его сверстниками. Причём внимания он действительно очень хотел. Во время нашей беседы мы не могли точно сконцентрироваться на какой-либо одной теме, потому что Сева периодически нас отвлекал от разговора, требуя к себе внимания.
Татьяна показывала не меньшую активность, чем Сева и рассказывала очень много. Мы совсем немного поговорили о ребёнке, а остальную часть нашего разговора Татьяна рассказывала о себе. Наш разговор очень часто прерывал Сева и каждый раз, как мне казалось, после того, как ему было уделено достаточное внимание, Татьяна рассказывала новую историю, не связанную с предыдущей. Истории были связаны лишь тем, что они все касались Татьяны. ))) Она оказалась очень харизматичной и интересной дамой, и конечно слушать её представляло некоторое удовольствие. Я с интересом слушала Татьяну, порой задавая уточняющие вопросы и каждый раз давая обратную связь, говорила, что она ведёт очень активный динамичный и быстрый образ жизни. В очередной раз, когда я это заметила, я спросила Татьяну, как она думает, почему я об этом говорю? И Татьяна не долго думая, сказала, что подозревает о сходстве поведения её сына с её собственным. Татьяна смеялась… Это инсайт… Татьяна освобождается от тревожности связанной с сыном.
Наша встреча с Татьяной неожиданно подошла к концу… «Было понятно, что ничего не понятно»… Татьяна сказала, что поняла, что помощь психолога нужна не её сыну, а скорее ей самой. Что она раньше никому и не рассказывала в таких подробностях о своей жизни. Я предложила продолжить работу, и мы встретились через неделю.
Как мы и договаривались, Татьяна на встречу пришла одна, что действительно давало возможность разговаривать, не отвлекаясь от темы. И конечно несознательное обдумывание того, что произошло на прошлой встрече, давало определённые результаты. Мы вспомнили на чём остановились, и Татьяна с не меньшей активностью продолжила рассказ.
О себе Татьяна рассказывала, что родилась в маленьком эстонском городке. Её родители развелись, когда она была подростком, и с отцом если она и поддерживала отношения, то очень нечастые. Родители, со слов Татьяны, вели довольно-таки беспорядочную жизнь и имели после развода по несколько гражданских браков и любовных отношений при этих браках. После окончания средней школы, Татьяна самостоятельно, без родительской поддержки переезжает в Таллинн. На каким-то образом скопленные деньги она снимает квартиру и устраивается на работу. Работает очень много и в итоге ей удаётся скопить деньги на покупку машины и заработать деньги на образование. Татьяна оканчивает институт и получает юридическое образование. Конечно, очень удивительно каким образом эта, в те времена двадцатилетняя девушка всё это осиливает. Сильно… Сильно очень…
Далее Татьяна знакомится со своим будущим мужем. Будущий муж Татьяны оказывается очень состоятельным мужчиной. При знакомстве он открыто рассказывал Татьяне, что имеет отношения с несколькими женщинами одновременно, и она это с пониманием принимала. И понятно… Из ранее рассказанного Татьяной замечу, что её родители ведут подобный образ жизни. Это культура родительской семьи, которая является научением. Немного позднее у них с Татьяной завязываются бурные любовные отношения, и будущий муж более серьёзно начинает относиться к отношениям с Татьяной. Татьяна переезжает в дом к мужу, у них рождается ребёнок, и некоторое время семья ведёт спокойный семейный образ жизни. Спустя несколько лет у мужа Татьяны возникают трудности с бизнесом, часть которого находится в другой стране и он вынужден уехать для контроля и приведения дел в норму. Татьяна не хочет переезжать жить в другую страну, и они с Севой остаются дома. Татьяна узнаёт об отношениях мужа с другими женщинами, причём, эти женщины сами дают о себе знать, просвещая Татьяну. В это же время, муж Татьяны очень авторитарный мужчина и контролирует Татьяну по самое «нехочу». Он всегда знает, где она и с кем она. Её муж сам выбирает ей одежду, чем ей заниматься, с кем можно дружить, а с кем нельзя. Если Татьяна в какие-то моменты может воспрепятствовать его решению, то это заканчивается скандалом. Несколько раз подобные разногласия заканчивались рукоприкладством. Татьяна рассказала, что это насилие началось не сразу с их знакомства, а постепенно. Что она сама не заметила, как оказалась под строгим контролем.
На данный момент Татьяна хочет прекратить семейные отношения и расторгнуть брак. Но дело в том, что она боится… Конечно, я спросила, чего именно она боится? Татьяна стала рассказывать, что она многие годы уже живёт с этим человеком и привыкла к не бедному существованию. И не смотря на некоторые насильственные отношения с мужем, он хорошо её финансирует. В свою очередь я заметила, что совсем не верю этому страху. Не верю страху остаться без финансового подкрепления, потому что из ранее рассказанного хорошо помню, что Татьяна умеет самостоятельно себя содержать, и что она хорошо состоялась и как специалист, и как мама ( ранее рассказала, что в воспитании сына никто не помогал ). Татьяна улыбалась и в знак согласия, покачивая головой, сказала, что действительно боится не прекращения финансирования, а боится того, что муж, желая её удержать около себя, может проявлять как моральное, так и физическое насилие.
Встреча закончилась и Татьяна сказала, что хочет ещё встретиться. Мы договорились о встрече через неделю. За день до нашей встречи Татьяна написала, что у Севы температура, и мы договорились, что она напишет, когда Сева выздоровеет. Не написала…
Татьяна довольно-таки много рассказала про отношения в родительской семье… Хочу сказать, что как бы это не звучало странно, но именно атмосфера отношений, которая окружает нас в детстве, не зависимо от того насколько она позитивна или негативна, становится некоторой «зоной комфорта» на протяжении дальнейшей жизни. Предположу, что все похождения своего мужа и его отношение к себе Татьяна принимала, ведь это имело отношение к её зоне «комфорта». Ведь нечто подобное она и видела в отношениях родителей.
В этой работе присутствовало довольно таки много терапевтических факторов. Как минимум Татьяна поделилась своими чувствами и тревожностями. Мы открыли некоторые поведенческие паттерны и семейные проекции, которые довели до осознания, что в дальнейшем даёт возможность выбора в подобных ситуациях.

Спустя месяц Татьяна написала… Она сообщила, что Сева долго и сильно болел. Сейчас они «сидят на чемоданах», потому что через несколько дней они летят к папе и вернутся не так скоро. Татьяна очень хочет встретиться перед отъездом и мы договорились о консультации. Накануне встречи, поздно вечером Татьяна позвонила и сказала, что не может подойти из-за того, что Сева снова заболел. Настроение по голосу казалось очень хорошее… )))

Я только ещё сильнее утвердилась в гипотезе, что это странно, но это зона комфорта Татьяны. И порой в зоне комфорта бывает не комфортно.
Как-то так…
Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)