Оборотная сторона нарциссизма

Писала девушка. Спрашивала, могу ли я встретиться с ней для психологической работы. Катерина, так назовём девушку, вкратце рассказала, что рассталась с молодым человеком и хотела бы встретиться с психологом для более глубокого понимания себя. Мы договорились о встрече, и через некоторое время уже сидели друг напротив друга.
Катерина очень размыто рассказала о трудности, с которой хотела бы работать. Она очень подробно рассказала, что не так давно закончила отношения с молодым человеком и что инициатором этого была она. Катерина сказала, что эти отношения она пережила и относится к ним как к хорошему опыту.
Катерина – маленькая и красивая девушка. Бывают люди, которые из себя ничего особенного не представляют, а демонстративность и желание прихвастнуть зашкаливает у них по самое «не хочу». В некоторых случаях это сопровождается истероидным (показным) поведением, что несомненно интересно. ))) Такие люди и правда очень и очень интересны. А в случае с Екатериной было совершенно наоборот. Она вела себя очень скромно и скованно. Говорила, как мне казалось довольно-таки открыто: на наводящие вопросы отвечала без видимых затруднений и довольно-таки развёрнуто, но… Сами позы, мимика и жестикуляция были очень скомканными, резкими, оборванными и зажатыми.
Мы очень много проговорили на первой встрече. Информация лилась рекой, и не приходилось ничего вытягивать. Мне не удалось нащупать какие-либо табуированные темы и честно признаться, я долго не понимала, по поводу какой трудности мы встретились. Иногда я останавливалась и спрашивала Катерину, какая по её мнению трудность занимает главенствующее место. Несколько раз Катерина мне озвучивала ответ, но как мне казалось каждый раз, он был отличен от предыдущего.
Консультация проходила очень динамично, и мы проработали несколько трудностей, которые тревожили Катерину. В определённый момент Катерина сказала, что хотела бы получить поддержку и возможно справиться с некоторыми страхами, переживаниями или волнениями, возможно, приобрести определённую уверенность. За это мы зацепились, и я предложила поучаствовать Катерине в одном практическом упражнении. Суть упражнения заключалась в том, что ей надо было встать и рассказать что-нибудь о себе, что могло бы вызвать у меня неподдельный интерес. Причём, я намекнула, что можно и что-то соврать, лишь бы привлечь внимание. Катерина, не долго сопротивляясь, встала и не долго думая начала рассказывать. Она рассказала, что уже семь лет живёт и учится в экономическом институте в Англии, знает шесть языков, обливается холодной водой, занимается йогой, фотографией, учится играть на гитаре. Дело в том, что когда Катерина рассказывала о себе, она говорила правду. И я бы совсем не удивилась, если бы она сказала, что является шахматным гроссмейстером, мастером спорта по фигурному катанию, прыгает с парашютом и ходит по углям. Когда Катерина рассказывала о своих достижениях, то производила впечатление очень скованного, испуганного, невыразительного человека с внутренними конфликтами. У неё была хорошая возможность самопрезентации, а она ни разу не посмотрела в глаза, что-то теребила между пальцами, и взгляд её испуганно блуждал по сторонам. Было чувство какой-то ошибки. Возможно, ошибки в имидже. Мне кажется, что человек, который обладает такими данными, и вести себя может и должен соответственно этим знаниям и умениям. По крайней мере, он может транслировать определённую стабильность и рассказывать об этом с гордостью за свои достижения. Ей и не надо было ничего выдумывать, чтобы привлечь внимание к своему рассказу …
Существует такое понятие, как нарциссизм. Это такая черта или акцентуация характера, которая заключается в самовлюблённости. Причём, эта самовлюблённость сильно раздута и по правде говоря, не связана с какими-либо особыми знаниями, достижениями и успехами. Нарциссам свойственна завышенная самооценка, которая совсем не соответствует содержанию действительности. Поведение их очень показное и демонстративное из-за существующей сильной потребности в признании.
А в случае с Катериной всё было кардинально наоборот. При таком огромном глубоком внутреннем мире, множестве знаний и умений была потребность в поддержке. Многие люди при таких умениях очень открыто демонстрируют свою элитарность, а в случае с Катериной наоборот. Отсутствие уверенности, высокая тревожность и огромные сомнения.
После того, как Катерина закончила рассказывать, я предложила ей поменяться местами. Я встала, а Катерина села в кресло и дальше продолжила привлекать к себе внимание уже сидя. Когда я спросила, где она увереннее себя чувствовала: сидя или стоя, то оказалось, что сидя в кресле ей было комфортнее. Мне показалось это странным, потому что в ситуациях, когда мы занимаем более высокое положение, мы и чувствуем себя более уверенно. Но Катерина сказала, что когда она начала выполнять упражнение стоя, то чувствовала себя очень неудобно и неуютно. А когда мы поменялись местами, то она заняла моё положение, что устранило эти неудобства, и она стала чувствовать себя увереннее. Мы вместе пришли к выводу, что таким образом Катерина почувствовала, что отомстила мне за причинённые ей неудобства. Возможно, это и было отправной точкой в дальнейшей нашей работе…
Главное, что тронуло меня в этой работе – это несоответствие содержания умений и знаний Катерины её поведению. Оборотная сторона нарциссизма…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)