Подозрения на аутизм

Позвонила Вероника. Вероника рассказала, что у неё есть дочь Кира, пяти лет. Вероника говорила очень быстро. Быстро настолько, что у меня не получалось задавать вопросы, да и не надо было… Вероника рассказала всё, что было нужно. Кира — очень одарённый и талантливый ребёнок. Вероника заострила внимание, что это действительно так. Кира посещает частную школу. И в свои пять лет её берут сразу в первый класс, потому что её знания соответствуют старшему возрасту. Сейчас возникла трудность. В школе, у педагогов возникли подозрения на аутизм, и они просят обратиться за помощью к психологу для того, чтобы специалист дал некоторые рекомендации относительно не совсем обычного поведения Киры.
В оговоренное время на встречу пришли Вероника, Кира и Денис. Денис – муж Вероники и папа Киры. Я всегда поддерживаю, когда семья приходит в полном составе, и конечно с долей надежды предложила Денису присоединиться к нам. Оказалось, что Денис именно для этого и пришёл. Кира – худенькая, очень красивая девочка с рыжими кудрями и невероятно красивым голосом.
Беседа проходила очень динамично. В основном говорила Вероника. Кира от нас удалилась, и занималась сама собой практически всё время нашей первой встречи. Денис время от времени брал слово: говорил структурировано и рассудительно. Он говорил очень монотонно, без эмоциональной нагрузки и то, что он совсем не смотрел в глаза… Не обратить на это внимание и не заметить было просто невозможно. Замечу, что когда человек совсем не смотрит в глаза является симптомом аутизма. Монотонная, не эмоциональная речь без интонации и жестов тоже  заставляла задуматься. Родители Киры рассказывали много и открыто. Из их рассказа и наблюдения можно было сделать выводы, что многие особенности в поведении Киры действительно являются симптомами аутического спектра. Такое характерное поведение как: узконаправленное внимание на какой-нибудь один предмет или вид деятельности и очень слабая способность переключиться на что-либо иное, стойкое желание упорядочивания предметов. У Вероники были с собой некоторые рисунки Киры и она достала их показать. Кира увидела свои работы и подошла, чтобы лучше прокомментировать свои творения. Внезапно Кира стала кричать и плакать и что-то сквозь громкий истерический плач пытаться переделать. Оказалось, что рисунки лежали не в том порядке, как были нарисованы. И это не просто истерика капризной маленькой девочки. Это особенность её восприятия некоторых вещей. В такой ситуации ребёнку не объяснишь, что надо успокоиться, что ничего страшного не произошло, и мы всё исправим. Такое поведение надо принимать и просто понимать, что для ребёнка с такими особенностями – это серьёзная проблема. Проблемы в коммуникации. Кира никак не хотела общаться на предложенные ей темы. Она разговаривала только тогда, когда хотела и только на тему, которую хотела. И это не просто упрямство, а норма или особенность её поведения. Это действительно приносит огромные трудности семье. Тут же Кира определённым образом компенсировала эти трудности своими талантами. Кира здорово опережала в развитии своих одногодок. Помимо того, что в разговоре она время от времени выдавала информацию, которая по своему содержанию не соответствовала её возрасту, она говорила очень грамотно, порой используя научные термины, которые совсем не используют детки её возраста. Иногда Кира раскладывала свои рисунки и начинала рассказывать их содержание в стихах. Стихи были собственного сочинения, и думаю, что каждый раз она могла импровизировать. Объём её памяти настолько огромен, что возможно, каждый раз она выдавала один вариант. Повторюсь, что Кира — девочка пяти лет. Было ощущение, что её возможности не ограничены.
Когда я немного рассказывала про аутизм, о том, что причины его неизвестны и специалисты предполагают, что это заболевание может быть наследственным, я спросила у Дениса, почему он не смотрит в глаза. Денис мило заулыбался и стал смотреть в глаза. Он рассказал, что может смотреть в глаза, но это ему неприятно и доставляет трудности. Денис рассказывал какие-то истории из своего детства, Вероника его здорово поддерживала, и они часто говорили о том, что Кира полностью повторяет поведенческие особенности Дениса. Дело в том, что Денис в дошкольном и школьном возрасте также опережал своих сверстников в развитии и также имел серьёзные трудности с социальной адаптацией и коммуникацией, что доставляло определённые проблемы: как его родителям, так и ему самому. Данные об аутическом расстройстве только стали появляться в то время, когда сам Денис был ребёнком, поэтому диагностировать это отклонение тогда не могли. И я, и Вероника, и сам Денис на тот момент серьёзно задумались о том, что у Дениса во взрослой уже жизни присутствуют некоторые симптомы соответствующие аутизму. И возможно, действительно в детстве симптомы были более выражены, а в более взрослом возрасте он здорово адаптировался и интегрировался в социум.
Что было важным, как мне кажется, что во время нашего разговора, Вероника пыталась и очень хотела быть похожей на мужа, и на некоторые истории Дениса реагировала, заявляя, что у неё тоже так было, что в некоторых моментах Кира ведёт себя похожим образом не на Дениса, а на неё. Вероника искала и находила общности. Родители, которые понимают и хотят, чтобы негативные симптомы аутического спектра исчезли у ребёнка, всё же хотят, чтобы эти отклонения повторяли именно их. Это такое признание особенностей своей же семьи, что здорово влияет на сплочение. Семья не борется с негативными симптомами, а принимает их и учится с ними жить.
Этой семье значительно тяжелее, но они здорово двигаются. И думаю, что Кира может хорошо адаптироваться в будущем.
Как-то так…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)