Помощь психологу

Писал неизвестный….
Имя, от кого было получено сообщение, было скрыто, но фраза, которой оно было заменено говорила о некоторой демонстративности. Автор письма, создавая атмосферу таинственности, таким образом, привлекал к себе внимание. В содержании письма была ссылка на информационную телепередачу, в которой говорилось о манипуляциях мирового характера: о том, как одна страна манипулятивным способом приобрела мировой авторитет и чуть ли не мировое господство и теперь пользуется этим. В письме говорилось, что авторы хотели бы получить ответ, в котором было бы выражено моё отношение к тому, что происходит.
Меня, конечно, интересует то, что происходит в мире, но всё же я не политик, не экономист, не аналитик и кто-нибудь ещё… Я психолог — специалист который может предоставить помощь в решении жизненных и личных трудностей и проблем. В тот момент меня просили о некоторой помощи, и я откликнулась, довольно-таки открыто написав о своих чувствах относительно напряжённой ситуации в мире. И добавила что, несмотря на мой глубокий интерес к существующей проблеме, думаю, что с выбором консультанта они ошиблись, что всё же с такими вопросами хорошо бы обращаться в организации, которые непосредственно занимаются этими темами.
В ответ пришло сообщение, в котором мои мысли разбирались по предложениям: каждое мое предложение было скопировано и к нему написан оценивающий и несколько высокомерный комментарий. К моему предложению обратиться в соответствующие структуры был дан комментарий с вопросами ( Какие это структуры? Могу ли я дать им их координаты? Обращалась ли я с такими вопросами к ним? Есть ли среди моих знакомых и коллег люди, которые более компетентны в этом вопросе? ) Я ответила, что к сожалению не могу ответить на вопрос. Вопросы были в скрыто-агрессивной форме. Было ощущение, что человек, который обратился за помощью, прямым образом говорит мне о моей беспомощности. Было ощущение какого-то перевёртыша. Как будто тот, кто изначально обратился за помощью, теперь говорит, что помощь нужна мне.
Уже давно в моей практике был случай. Один знакомый человек просил поработать с ним в роли психолога-консультанта. Я отказалась, аргументировав это тем, что со знакомыми не работаю, и предложила попробовать встретиться с другим консультантом. Мой знакомый сказал, что пробовал с другими, но они с ним справиться не могут. Что интеллектуально и в ораторском мастерстве он настолько силён, что конкурировать с ним очень тяжело. Дело в том, что психологическая работа совсем не заключается в доказательстве чьего-либо превосходства.
И в данном случае, переписка с человеком, вроде как обратившимся за психологической помощью, звучала подобным образом. Изначально запрос клиента звучит, как просьба о психологической помощи, а далее оказывается, что существует скрытый запрос. А скрытый запрос клиента является ни чем иным, как стремлением «оказать помощь». Комплекс превосходства. Клиент хочет доказать и научить консультанта тому, как надо правильно консультировать. Это в лучшем случае. В худшем случае клиент хочет показать психологу, что последний просто-напросто глупец. В таких скрытых конфликтных ситуациях, как мне кажется, изначально надо подыграть клиенту, чтобы он почувствовал сопротивление, а потом просто сдаться. В конкретном случае не сопротивляться, а признать и принять. В итоге все остаются довольны. Клиент, что выиграл и с ним не справились, а консультант, что смог выполнить запрос, хоть и скрытый. Может это манипулятивно и цинично, но… Грамотный специалист никогда не будет советовать, учить и направлять на правильный путь. Тому, кому помощь не нужна, помочь не возможно. А в подобных ситуациях работа направлена на снижение напряжения и тревожности клиента. Если удалось снизить напряжение – это победа!
Ближе к концу нашей переписки, мне пришло сообщение, в котором мне написали, что меня благодарят за совет обратиться в организацию, которую я не могу назвать. И что этот совет был очень ценным. В заключении мне написали, что при возникновении у меня трудностей я могу обратиться за помощью к авторам письма, а они в свою очередь обдумают, как мне помочь. Работа на этом была закончена.
Двоякое чувство. Собой, как специалистом осталась довольна: была нейтральна, не навязывала своих мнений, не оценивала, не давала никаких советов. Довольно таки открыто рассказала о своём отношении к заявленной теме. Не пыталась исправить и изменить, но… Как хотелось… Хотелось вступить в распри, которые как казалось, мне просто навязывали. Иногда в подобных ситуациях не легко удержаться, чтобы не вступить в игру. И стоит ли? Не уверена…
Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)