Про алкоголь, про вину, про отношения

Юлия позвонила около двенадцати часов дня и спросила как срочно я могу с ней встретиться. В это время я была не так далеко от кабинета, который служит местом для консультативных встреч и мы условились через час быть на месте. Как и договорились, уже через час мы сидели друг напротив друга. Передо мной сидела худенькая и бледная 45-тилетняя женщина. Честно признаться, Юлия выглядела не очень. Довольно помятый вид: очень бледная, без косметики, с заметными синяками под глазами, руки у неё дрожали. Было немного тревожно. Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Возможно, оценивая.

Чтобы разрядить возникшее напряжение, я сообщила Юле о том, что информация, которая прозвучит в стенах этого кабинета, без её согласия не выйдет за его пределы и останется только между нами. Юлия кивнула.

В продолжении я спросила Юлю, о чём она хочет говорить? Юля взяла некоторую паузу, и тихо сказала, что пьёт. Пьёт много. Это стало доставлять неудобства не только ей, а и её близким людям. Под их влиянием она и обратилась за психологической помощью. Из ответов на несколько вопросов, касающихся того как часто, как много, сопровождается ли это похмельем, какие последствия бывают после «алкогольных вечеринок», можно было предположить признаки развития алкогольной зависимости. Я попросила Юлю хорошо вспомнить период времени, когда она заметила, что выпивать стала больше: что происходило в то время, какие события сопровождали эти изменения. И Юля рассказала, что два года назад у неё умер папа. Что папа был очень ей дорог.

Юля плакала и рассказывала о своём отце. Она рассказывала, что он был очень образованный человек со светлыми мыслями. Очень добрый, работящий и справедливый. У него было много друзей, и в большинстве своём они его очень уважали и ценили. Но папа слабый… Был слабый к алкоголю. Последние пять лет своей жизни он пил очень много, что и стало причиной развода её родителей. На фоне алкогольного опьянения отец Юли неоднократно попадал в разного рода передряги и ей приходилось с ним возиться. Она уводила его от друзей, которые могли звонить ей практически в любое время и просить её забрать его, потому что он в неадекватном состоянии. Ей приходилось заботиться о нём, как о маленьком ребёнке, который совершенно не хочет себя контролировать. Отец Юли неоднократно обращался за специализированной помощью, чтобы избавиться от алкогольной зависимости. Иногда это помогало, но, к сожалению, на непродолжительное время. Рассказывая, Юля плакала и говорила, что она скорее всего пошла в отца, и тоже имеет предрасположенность к алкоголизму.

Немного позже Юля рассказала, что даже не попрощалась с отцом перед смертью, и чувствует огромную вину за это. Дело в том, что многие годы отцовского пьянства накладывали отпечаток на её личную жизнь, и в какой-то момент Юля просто не выдержала. Юля — взрослая женщина, у которой своя семья и дети и то, что ей приходилось часто возиться со своим отцом отражалось на благополучии её семьи. И однажды терпение закончилось, и Юля прекратила «помогать» своему отцу, чем вызвала недовольства своих родственников. Со стороны папы были тёти, дяди, сёстры… Юля до возможного предела минимизировала своё общение с отцом, и совершенно перестала реагировать на его пьяные похождения. Из-за того, что Юля перестала общаться с отцом, родственникам пришлось взять на себя долю ответственности, что привело к серьёзным конфликтам в семье. Последние пол года жизни её отца, они практически не общались.

Юля плакала. Она взяла на себя вину. Юля взяла вину за то, что не помогала и не сопровождала своего отца в его пьяных похождениях, не продолжила нянчиться с ним. А теперь его нет, и она много отдала бы за минуты проведённые с ним, в каком бы состоянии он не был. Я обратила внимание, что Юлия во время описания пьяных выходок своего отца, неоднократно проговаривала, что она такая же, как он. Что он — алкоголик, и она получила от него это по наследству. Я обратила внимание на то, что она говорит это если не с радостью, то с уважением или одобрением. Как будто подтверждая это сходство или общность, получает удовольствие. Думаю, что Юля так сильно переживала потерю отца и не хотела признавать его смерть, что алкоголем подтверждала его присутствие в своей жизни. Любовь дочери к отцу была настолько сильна, что Юля подтверждала свою с ним общность алкоголем. Отдавала дань… Именно алкоголем. Она пила, конечно, и для того чтобы ослабить эмоциональное состояние, но главным образом она пила, подтверждая некоторое единство с отцом. Уверена, что это работа подсознания.

Очень аккуратно, я рассказала Юле о своей гипотезе и спросила о том, был бы рад её отец тому, что она повторяет его именно такими действиями. Гордился бы он тем, что дочь также как и он не может справиться с алкогольной зависимостью? Юля, опустив голову, молчала. Я спросила, есть ли у Юли какие-либо качества, которые она переняла у отца, и которыми он мог бы гордиться. Юля не долго думала. Она стала перечислять свои положительные черты. Мы убивали двух зайцев. Юля, перечисляя свои некоторые достоинства, схожие с отцом, поднимала сама себе самооценку. Замечу, что при работе с алкогольной зависимостью это очень полезно, терапевтично и что-нибудь ещё… Человек, зависимый от алкоголя настолько себя обесценил и не любит, что самостоятельно убивает себя. А приподнимая самооценку, мы изменяем самоотношение в положительную сторону.

На самом деле, про Юлин алкоголизм говорить было совсем рано. Было некоторое наличие симптомов алкогольной зависимости, но… Под бытовое пьянство это также не попадало. Недопережитое горе. Горевание. Горечь утраты.

Мы говорили про алкоголизм. Про то, что не всем алкоголикам можно помочь. Про то, что это болезнь, которая несёт разрушения катастрофического характера, и всё же главная ответственность лежит на самом алкоголике.

Мы говорили про детско-родительские отношения. Про то, что Юля, конечно, уже взрослая дама, но всё же в отношениях с отцом, взрослый был — он. Из них двоих взрослым являлся он, её отец. Конечно, Юлия взяла на себя совсем не свою вину. И, конечно, необходимо было эту вину снять.

Мы встречались с Юлией на протяжении нескольких месяцев и скажу, что с ней происходили видимые изменения.

Хорошая работа… Как говорит одна моя родственница, я была довольна, как удав. )))

Вот как-то так…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллин)