Про любовь ли это? Или семейный сценарий

Денис позвонил поздно вечером. Он сказал, что ему нужна помощь психолога, и он хочет встретиться. Мы смогли договориться, и встретились уже через несколько дней. В оговоренное время на консультативную встречу пришёл мужчина 45-ти лет. На первый взгляд Денис вёл себя довольно скованно и очень замкнуто. Он сел в предложенное ему кресло и на какое-то время воцарилась тишина.

Денис осмотрелся и начал рассказывать… Ему 45 лет, он женат и у него сын. Сын уже взрослый и вот-вот покинет родительское гнездо. Денис предприниматель с хорошим достатком. Его жена, назовём её Ириной, не работает и никогда не работала. Семья живёт в собственном доме и всё вроде бы ничего… Всё продолжалось бы и дальше, но в последнее время жена Дениса стала неоднозначно говорить о возможном разводе, и он забеспокоился. Со слов Дениса, выглядит это как некоторые угрозы, но всё же неприятно…

Денис рассказал, что изменения в отношениях произошли около восьми лет назад. У него было много работы, и возможно он не уделял должного внимания семье. Родители не помогали, и Ирина была полностью занята сыном и домашним хозяйством. Сейчас Денис и Ирина живут как чужие люди под одной крышей, причём отношения сошли на «нет» сами по себе. Не было никаких ярко выраженных обид или ссор, которые привели бы к этому. Уже несколько лет они живут в разных комнатах, отдельно питаются и никаких общностей, кроме сына, которые их объединяют, Денис вспомнить не смог.

Мы пошли немного глубже, и я попросила Дениса рассказать о родительских семьях и об отношениях между родителями. Оказалось, что родители Ирины уже много лет в разводе, но живут вместе, скорее всего из финансовых соображений. А про своих родителей Денис рассказал, что они образованные люди, которые никогда не проявляли сильных эмоций ни по отношению друг к другу, ни по отношению к нему. Он не смог вспомнить никаких примеров проявления тёплых чувств. Не было ни ссор, ни каких-либо душевных отношений. Были мама, папа и он. И всё… Мы вскрыли семейные сценарии. Или семейные проекции. И Денис, и Ирина повторяли поведение своих родителей. Причём, они повторяли поведенческие особенности конкретно своих семей. Мы довольно таки много проговорили о том, что в своей семье не обязательно повторять это сценарное предписание. После того, как мы это вскрыли, появляется некоторый выбор…

Денис стал рассказывать про свою жену. С его слов, Ирина — дама с большими амбициями и хорошим самомнением. Она никогда не работала и занималась только домашними делами. Ирина пыталась найти себе работу, но из-за того, что её ожидания были намного выше, чем результаты поиска, она прекратила эту затею. Денис рассказал, что никогда не настаивал, чтобы Ирина работала, и даже не намекал. Он считает, что если Ирина хочет состояться как специалист, то он совсем не против каких-либо начинаний. Но его никак не огорчает тот факт, что Ирина не работает. У Дениса хороший доход, и он вполне может содержать семью, что в принципе и делает. Несмотря на безразличие, которое Ирина транслирует ему уже многие годы, Денис хочет сохранить семью и положительно повлиять на изменения и развитие отношений.

Я попросила Дениса более подробно рассказать про амбиции его жены… Денис припомнил, как однажды подарил Ирине машину, которую она хотела. Сделал это сюрпризом, а в ответ получил, что обивка сидений не того цвета. И тут Дениса понесло… Он рассказал, как на день рождения Ирины подарил ей огромный букет цветов, а она их тут же демонстративно выбросила со словами «предатель». Конверт с некоторой суммой денег, который прилагался к цветам, Ирина всё же оставила себе. На вопрос что бы это могло значить, Денис рассказал, что много лет назад Ирина приревновала его к одной даме. Вся ревность была абсолютно беспочвенна и надуманна. Ирина неоднократно обвиняла мужа в измене, которой со слов Дениса не было и не могло быть. Он неоднократно объяснял Ирине, что все её подозрения надуманы, но через определённые промежутки времени она снова упрекала его изменой. И всё дело в том, что Денис, по непонятным мне причинам, не пытается узнать и понять первоисточник такого поведения жены. Я заметила, что ревновать можно считать абсолютно нормальным чувством, и в зрелых семьях при объяснении ситуации, ревность сходит на нет. Но если после объяснений, причём неоднократных, всё же имеют место быть упрёки, это не убрать и можно считать патологией. На вопрос, почему он спокойно реагирует на подобные выходки Ирины, Денис говорит, что мешают дети, в присутствии которых он не может и не хочет выяснять отношения. Далее Денис рассказал, что каким-то образом заподозрил, что Ирина зарегистрирована на интернет-сайте знакомств. Он стал проверять и после длительного поиска действительно обнаружил анкету жены, и то, что Ирина периодически появляется, как пользователь на одном из таких сайтов. Я поинтересовалась, почему Денис не поговорит с женой об этом, и он сказал, что Ирина может устроить скандал, опираясь на то, что он следит за ней и вмешивается в её личное пространство. Денис обвинял себя больше за то, что он следит за женой, нежели Ирину за то, что она заводит знакомства на сайте знакомств. Ещё Денис добавил, что когда-нибудь он поговорит с ней об этом.

Я не замедлила заметить, что создаётся ощущение бессмертности Дениса. Он ответил, что я не первая ему об этом говорю. Некоторые знакомые, которые знают о его семейных отношениях, также говорят ему, что жизнь не вечна и если что-то в ней не устраивает, то надо бы вносить изменения.

Я предложила, чтобы Денис пришёл на консультацию вместе с женой, но он однозначно сказал, что это не возможно: что она не знает, что он посещает психолога и если узнает, то негативно отреагирует. Денис предположил, что скорее всего в свой адрес он услышит оскорбления и насмешки саркастического характера. Конечно, я бы очень хотела услышать историю, которую могла бы рассказать жена Дениса, но увы… Встреча подошла к концу, и мы договорились встретиться через неделю. Мы остановились на том, что Денис до нашей следующей встречи попытается поговорить с Ириной, и не в контексте обвинений, а внося позитивные изменения. Несмотря на то, что последние цветы Дениса полетели в мусор, он попытается вновь получить расположение жены. Всё же мы ограничили рамки работы, проговорив то, что скорее всего, на поведение его жены мы никаким образом повлиять не можем. Мы можем только изменить его отношение к происходящему.

Возможно, это было нетерапевтично, но я конкретно озвучила, что вижу два варианта развития. При условии того, что Ирина не хочет идти ни на какие примирения, Денису остаётся либо принять и оставить всё как есть, либо… Я сделала небольшую паузу и не успела договорить, как Денис заострил внимание на том, что он пришёл на консультативную встречу из-за того, что хочет восстановить отношения.

На следующей нашей встрече Денис рассказал, что внёс изменения в отношения с женой. Он стал более внимателен, делал комплименты и более активно ухаживал за Ириной. К сожалению, все его попытки повлиять на отношения, сделать их более тёплыми, не имели успеха. Ирина реагировала на все попытки Дениса негативным образом и откровенно говорила о том, что если его не устраивают их отношения, то она хочет развода. Я спросила у Дениса, думал ли он о нашем последнем разговоре, о том, что существует только два варианта развития отношений. Денис задумался и сказал, что не помнит об этом. Я напомнила ему о том, что мы обсуждали два возможных варианта. Вследствие того, что никаким образом мы не можем повлиять на поведение Ирины, Денис может только поменять своё отношение к этой трудности. Либо он оставляет всё как есть, принимая поведение жены, либо… Я специально не стала договаривать, а Денис снова договорил, что он обратился к психологу для того, чтобы сохранить семью. Всё повторилось… Мы много говорили о методах влияния и возможных манипуляциях, о психологии управления, о возможных действиях, которые могут внести позитивные изменения в семейные отношения. Денис очень хотел услышать советы и рекомендации относительно того, как изменить поведение Ирины. Мне было очень не уютно, и я искренне сказала Денису, что мне не нравится то, что мы пытаемся «колдовать». Что всё-таки консультативная работа — это не колдовство. Денис несколько минут молчал, а затем спросил о том, что со стороны его желание кажется колдовством? Я кивнула… А ведь я действительно не умею… Наверно… Я спросила Дениса про любовь. Мы говорили, что если искренне любишь человека, то маловероятно будешь стремиться удержать любимого или любимую такими манипулятивными методами. Что скорее это некоторого рода собственничество. Денис, пожимая плечами, говорил, что не уверен в любви… И не уверен, что знает вообще про любовь…

Я предложила Денису попробовать представить последствия развода, и он нехотя заговорил… Он сказал, что Ирина предполагает, что в случае развода, имущество останется за ней, а это не возможно! Он конечно состоятельный и очень порядочный, но не на столько… Он где-то должен жить, и при условии, что она инициатор того, чтобы они разошлись, должна понимать, что будет раздел имущества. Денис обхватил голову руками и некоторое время так сидел. Он стал говорить дальше. Очень зрело говорил о том, что через какое-то время из чисто человеческих желаний он захочет человеческих отношений. Денис спросил, сколько времени потребуется для того, чтобы забыть старое и создать новое? Я ответила, что в хорошем случае от двух лет и до бесконечности, если не учитывать некоторые исключения.

На следующей встрече мы говорили о сыне Дениса. Денис много рассказывал о нём. Говорил о хороших отношениях, о том, что он просто им гордится. Отношения у них очень открытые и Денис рассказал сыну, что встречается с психологом. Денис сказал, и мне было немного странно слышать то, что сын его поддержал и сказал, что давно пора. Сказал, что поддержит отца при любом его решении. Я спросила про решения: какими они могут быть? Денис, улыбаясь, ответил, что есть два варианта. Было очень терапевтично.

Мы опять вернулись к семейным сценариям. Я целенаправленно задержала внимание Дениса на том, что проживать жизнь родителей не обязательно. И теперь не зависимо от того, какой вариант он выберет, это будет уже его личный опыт.

Я очень надеюсь, что Денис вынес для себя, что очень многое зависит именно от него. Что на сохранение его семьи влияет не только решение Ирины. Надеюсь, страх того, что Ирина может развестись ушёл, и на смену ему пришла собственная уверенность. Встреча подходила к концу, и Денис сказал, что ему надо остановиться. Мы остановились на том, что в случае необходимости моей помощи, Денис обязательно позвонит. Не позвонил…

Я не знаю, чем закончилась эта история. Работа была очень сложная и долгосрочная. Хочу сказать, что в первую очередь, когда клиент обращается с семейной проблемой, работа направлена на сохранение семьи. Всегда! Но бывают «точки невозврата», перейдя которые, вроде как нет пути назад. Вроде как! И порой страшно брать на себя ответственность консультировать в таких сложных вопросах. Страшно выйти за пределы нейтральной территории и оказать какое-либо влияние. Порой страшно…

Возможно, когда-нибудь я позвоню, чтобы узнать, какой вариант выбрал Денис. И если позвоню, то не из праздного любопытства, а из-за того, что уже причастна к этому…

Вот как-то так…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)