Про семейную проекцию

Некоторое время назад, в рамках одного проекта, я читала лекции психологического характера небольшой группе. Курс лекций был довольно-таки долгосрочный, группа была около 15-ти человек и мы успели все хорошо перезнакомиться.
В группе была женщина возрастом около сорока лет, назовём её Катей. Катя, как мне показалось, была стройной симпатичной спокойной и очень скромной женщиной. Каждый день Катя приходила на лекции немного раньше, чем остальные. Обычно она была одета в спортивный костюм и кроссовки. Если Катя была не в спортивном костюме, то на ней были брюки и лодочки без каблуков. Цвет одежды был выбран бледный: начиная от серого, заканчивая чёрным. Катя никогда не была накрашена. Может только губы были слегка подкрашены светлой помадой. В общем Катя одевалась не женственно, хотя её телосложение просило что-нибудь более броское.
После лекций нам с Катей было по-пути и если я не задерживалась на работе, то небольшой отрезок дороги мы шли вместе. Я не особо помню о чём мы разговаривали, скорее всего шли молча или затрагивали какие-нибудь совсем отстранённые темы.
В один день Катя попросила, чтобы я встретилась с её дочерью, у которой по мнению Кати существует некоторая проблема. Когда я только начинала курс лекций, то при знакомстве я рассказала о том, что я психолог-консультант и основной моей деятельностью является психологическое консультирование.
Со слов Кати, проблема её дочери состояла в том, что она ведёт себя и одевается, как настоящая мужланка. Светлане, дочери Кати пятнадцать лет и с ней совершенно не возможно договориться. Катя хотела бы видеть свою дочь более женственной, а она дружит с мальчишками, играет в их игры, одевается только в брюки, коротко стрижётся и частенько грубит. На все попытки договориться с дочерью, Катя встречается с протестным поведением Светланы. Светлана всегда говорит, что мама ничего не понимает, что сейчас совершенно другое время и мода нынче диктует новые правила.
В рамках курса мы затрагивали тему возрастной периодизации: очень поверхностно и бегло мы говорили о всех возрастных кризисах. В разговоре с Катей мы конечно, более глубоко и серьёзно обсудили кризис переходного возраста, в котором находилась её дочь. Мы говорили о том, что это самый сложный период развития. Что для родителей подростка это действительно очень тяжёлое время. А дальше мы затронули тему семейных культур и семейной проекции. Я очень много и подробно рассказывала Кате о механизме семейной проекции, о том, что в первую очередь дети повторяют собственных родителей. Родители являются некоторым божеством для ребёнка и дети стремятся повторить именно самых авторитетных людей в их жизни. А кто, если не родители являются самыми авторитетными людьми. Конечно, случаются исключения, но тогда это совсем другая история…
Я не могу точно вспомнить, сказала ли я Кате о том, что её дочь сорее всего одевается не женственно, копируя собственную мать. Если не сказала, то Катя превзошла все мои ожидания… Дело в том, что на следующий день она пришла в юбке, в очень женственной блузке, в туфлях на каблуках, с хорошим макияжем и яркой губной помадой. Изменения были на лицо… )))
Чтобы Катю позитивно подкрепить, манипулятивно я предложила группе поучаствовать в тренинговом упражнении. Задание упражнения заключалось в том чтобы группа по очереди каждому участнику сделала комплименты. Когда дошло до Кати, то каждый участник группы делал ей комплименты касающиеся её внешности. Абсолютно все заметили её изменения и акцентировали на этом своё внимание. Маленькая победа! Конечно, я не думаю, что изменения в облике Кати повлекли за собой скорые изменения её дочери, но начало было положено.
Со Светланой, дочерью Кати мы позднее всё же встретились, но работа касалась совсем другой темы…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)