Помощь семье в период развода

За консультативной психологической помощью обратилась женщина 35-ти лет. Вера сообщила, что не так давно рассталась с мужем, и что развод сильно повлиял на её отношения с сыном, которому 12 лет. Валера, сын Веры сильно переживает расставание родителей и ей не удаётся поддерживать тёплые отношения, которые были между ними прежде.
Через несколько дней мы встретились. Я попросила рассказать Валеру о причине нашей встречи. Валера опустив глаза, тихо попросил чтобы мама ответила на этот вопрос и стал плакать. Вера поддержала сына и тоже расплакалась. Через несколько минут Вера рассказала, что в 18 лет познакомилась с молодым человеком. В браке родилось двое детей: сын Валера и дочь Вика. Вике сейчас 4 года и она ещё очень мала для того, чтобы сильно переживать расставание родителей. А Валера уже довольно-таки взрослый и очень болезненно переживает развод. Он замкнулся и часто обвиняет Веру в том, что она инициатор того, что семья распалась.
Вера рассказала, что её бывший муж очень неплохой человек, что обвинять его особо не в чем. Вот алкоголь — причина всех бед и расставания. Владимир многие годы прикладывается к спиртному с определённой периодичностью. Случается это примерно раз в три недели и имеет страшные последствия. На сегодняшний день Вера окончательно решила прекратить отношения с мужем.
Я поинтересовалась у Веры, насколько открыты её отношения с сыном и может ли она более подробно рассказывать что-либо в присутствии Валеры. Вера сказала, что до последнего времени у неё с сыном были очень доверительные отношения, и они не имеют каких-либо секретов или тайн.
Сейчас Владимир, бывший муж Веры живёт отдельно и каждые выходные встречается с детьми. Валера рассказал, что папа очень жалеет о том, что вёл такой образ жизни и обещает, что больше не повторит этих ошибок. Он очень хочет вернуться в семью и продолжить совместную семейную жизнь. Владимир просит детей повлиять на решение их мамы о разрыве отношений и обещает, что больше не притронется к алкоголю. Валера снова стал плакать…
Вера снова поддержала сына и тоже стала плакать. Она рассказала, что такие обещания были и раньше, что бывший муж не первый раз говорит о том, что больше не притронется к спиртному, но все более ранние попытки заканчивались срывами и уходом в запой. Ещё Вера рассказала, что раньше они жили в постоянном страхе. Дело в том, что в алкогольном опьянении Владимир начинает агрессивно себя вести и часто дело доходит до драк. Детей он не трогает, а Вере несколько раз хорошо доставалось. И не только ей. Однажды Владимир дрался с родителями Веры. Были случаи, когда он угрожал ножом, и было реально страшно за собственную жизнь. Вера рассказывала, что бывший муж уже много раз предпринимал попытку всё вернуть. Однажды он позвонил по телефону и после неудавшейся попытки повлиять на жену, стал угрожать суицидом. Вера сквозь слёзы подробно рассказывала, Валера всё время плакал, а я слушала…
Угроза суицида. Вера много рассказывала о своих действиях во время телефонного звонка, когда бывший муж угрожал покончить с собой: как и что она говорила, какие вопросы задавала. Она невероятно зрело и профессионально точно разрешала и действовала в ситуации угрозы. Удивительно… Удивительно настолько, что я не удержалась спросить, не имеет ли она психологического образования или не проходила ли она курс психологической подготовки. Нет…
Моя роль заключалась лишь в определённого рода поддержке. Я лишь спокойно слушала, иногда интерпретировала и давала положительную обратную связь. О чём в итоге и сказала. На что Вера сказала, что то, чем она поделилась очень полезно рассказать человеку, который не входит в круг знакомых и не включён эмоционально. На самом деле, Вера, как психолог называла мне терапевтические факторы консультирования. Не вспомню кто, но кто-то из великих персонологов говорил, что прежде чем учить на психолога, надо отбирать людей с врождёнными предрасположенностями. Было просто удивительно, что человек без психологического образования настолько теоретически и практически грамотно подходит к трудностям.
Встреча подходила к концу, и Вера спросила, можем ли мы встретиться ещё раз. Мы договорились встретиться через большой промежуток времени…
Через месяц.
Мы сидели и молчали. Валера смотрел на маму и подначивал её, чтобы она говорила. Вера сказала, что произошли очень хорошие изменения и что она даже не знает что сказать. Я посмотрела на Валеру, и он улыбаясь снова стал говорить Вере, чтобы она рассказывала. Я отодвинулась подальше, чтобы Вера и Валера остались друг с другом наедине, и предложила Валере взять на себя роль психолога — консультанта. Он согласился и стал задавать маме вопросы: для чего она пришла, что хотела бы изменить, произошли ли какие-либо изменения. Вера рассказала, что количество недовольства и упрёков со стороны сына снизилось в разы. Что отношения стали более тёплыми и доверительными. Тревожность, раздражительность и нервозность зримо снизились. Валера вошёл в роль и ещё некоторое время с довольно важным видом задавал маме разные вопросы. Было очень открыто и терапевтично.
Мы сидели и хохотали. Я вспомнила о том, что на прошлой встрече было очень много слёз, и я успела задуматься о том, что у меня только одна пачка салфеток… ))) Встреча пролетела. Вера сказала, что ей понравилось. Это немного странно слышать от клиента, но откровенно говоря, мне тоже понравилось. Хорошая, динамичная работа…
Это была работа скорее про переживание. Про то, как поделившись трудностями освобождаешься от них.
Как-то так…
Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллинн)