Работа со страхом

Юлия написала, что у её восьмилетнего сына возникли трудности со страхами, и она хотела бы встретиться с психологом. Мы договорились о времени встречи, и уже через несколько дней сидели друг напротив друга. На встречу пришли Юля, красивая ухоженная дама тридцати пяти лет и её сынишка Серёжа. Серёжа — худенький мальчик с большими глазами, немного стеснительный и по доброму улыбающийся.

Юлия рассказала, что ранее она обращалась за помощью к психологу. Несколько лет назад она прекратила отношения с отцом Серёжи, расставание было тяжёлым, что и заставило её прибегнуть к психологической помощи. На сегодняшний день Серёжа учится во втором классе, и до недавнего времени у него было всё хорошо. Последние несколько месяцев он стал бояться оставаться дома один. Страх стал настолько сильным, что стал доставлять неудобства и проблемы бытового характера. Юля не может отлучиться из дома одна, без сына. Если изначально с Серёжей можно было договориться путём длительных объяснений, то в последнее время страх усилился и заканчивается скандалами и истериками. К примеру, недавно Юля смогла сходить в магазин за продуктами на пятнадцать минут. Перед этим она долго договаривалась с сыном, объясняя, что ничего страшного произойти не может, а по возвращении застала Серёжу в слезах, задыхающимся от истерики.

Юля рассказала, что у папы Серёжи уже давно новая семья, и сын несколько дней в неделю, обычно в выходные дни, проводит с папой и его женой. Далее Юля рассказала о некоторых своих подозрениях. Она рассказала, что при встречах с папой, Серёжа проводит больше времени ни с отцом, а с его женой. И она подозревает, что его жена может не хорошо влиять на сына. Однажды Серёжа рассказывал Юле о том, что он с папой и его женой играли в какую-то игру, условием которой было пугать соперника. И папина жена выиграла потому что пугала всех страшней всего. Когда Юля рассказывала об этом, Серёжа заинтересовано улыбался. Признаюсь, что я не серьёзно отнеслась к предположению Юлии о возникновении страха у сына. Скорее я задумалась о некоторой ревности, которую она может испытывать к жене бывшего мужа. В это время Серёжа рассказал, что у папиной жены неделю назад родился мальчик. Я заметила Серёже, что у него появился братик, и он в знак согласия активно закивал головой. Юлия, как мне показалось, сильно напряглась и твёрдо сказала сыну, что это сводный брат. Я заметила, что детей, у которых один отец всё же неправильно называть сводными. Что если быть точнее, они являются единокровными братьями. Эта ситуация ещё больше говорила о ревности. Я аккуратно заметила Юлие, что эта часть работы скорее не про Серёжины страхи, а про её отношения с бывшим мужем, и если она хочет, то мы можем встретиться с ней позже относительно этих переживаний. Юлия кивала.

Я попросила Серёжу рассказать о его страхах, и он улыбаясь сказал, что боится пауков. Он улыбался, и это говорило, что скорее всего его страхи связаны не с пауками. Мы немного проговорили про пауков. Доступным детским языком мы говорили про то, что они такие маленькие, и про то, что скорее они должны нас бояться, а не мы их. Серёжа так развеселился, что уже хохотал… Далее я попросила рассказать его, чего он боится, когда мама его оставляет одного дома. Серёжа замолчал и зримо переменился в лице. С этого момента мы и говорили о настоящем страхе. Он сказал, что боится бандитов с топором. На вопрос «каких бандитов», Серёжа сказал, что в отсутствии мамы могут придти бандиты, выломать дверь топором и что-то с ним сделать. Он рассказал, что слышал как его дядя, мамин брат и его друг говорили про то, как какие-то бандиты сломали топором дверь, ворвались в квартиру и что-то там… Серёжа растерянно добавил, что он НЕ ПОНЯЛ. Ключевое слово в этом рассказе было именно «не понял». У гештальтистов, сторонников или последователей гештальт-психологии существует понятие «незакрытый гештальт». Это когда мы завершили отношения с кем-то на очень странной ноте, так и не поняв, что же произошло. Гуру гештальт-подхода Фриц Перлз сформулировал своё видение причин человеческого счастья и несчастья так: главный источник, питающий невроз — это незавершённый (незакрытый) гештальт. Думаю, что сторонники этой школы были бы рады такому повороту событий в работе с Серёжей. Не скрою, что и я была рада. Довольно подробно я рассказала Юлие о своей гипотезе и предложила ей доработать или допереживать Серёжин страх бандитов вместе с ним. Я предложила встретиться им с Юлиным братом и его другом для того, чтобы они смогли очень подробно рассказать эту историю Серёже. Конечно Юлие предварительно надо договориться с рассказчиками о том как и что они скажут. И после подробно обсудить с сыном все возможные и невозможные угрозы, которые могут исходить из этой уже завершённой истории. Допереживать историю или если быть точной, «закрыть гештальт».

К сожалению, я не знаю чем закончилась эта история. С Юлией мы договорились о следующей встрече, темой которой могли стать её отношения с бывшим мужем, но так и не встретились. Юлия несколько раз передвигала дату предполагаемой консультации, ссылаясь на большое количество работы. Думаю, что она предполагала о чём мы будем говорить и прятала сама от себя эту болезненную для неё тему. Мне, конечно, очень жаль.

Вот как-то так…

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллин)