Систему изнутри не видно

Звонивший мужчина, представился Виктором и сообщил, что ему нужна консультативная встреча с психологом. Мы договорились о встрече и примерно через неделю сидели в кабинете напротив друг друга. Виктору было 45 лет и он хорошо выглядел. Виктор был довольно напряжён и с ходу выпалил, что он подсознательный женоненавистник и женщины, с которыми он знакомится, через короткое время начинают его раздражать и вызывают отвратительные реакции. Честно признаться, меня это заявление немного развеселило, и я с улыбкой стала разъяснять Виктору, что если он это понимает, то мы с точностью наоборот можем считать его не подсознательным, а сознательным женоненавистником. Виктор удивлённо пожимал плечами. Дополнительно я спросила, ненавидит ли он меня тоже?… Мы стали смеяться, тревожность Виктора улетучилась и у нас установился хороший тёплый контакт.

Виктор рассказал, что в Таллине живёт порядком десяти лет и довольно неплохо адаптирован, если не учитывать отсутствие социальных контактов. Виктор сказал, что у него совсем нет друзей. Он живёт в хорошем районе и имеет хороший достаток. Работа его связана с профессиональными навыками: инфотехнологическое образование Виктор получил в Киеве, откуда он и приехал десять лет назад. Много лет назад Виктор приехал в Таллин с рабочей командировкой, город ему понравился, и он так и остался здесь. Мы немного проговорили про друзей, что в возрасте сорока пяти лет найти друзей значительно сложнее чем в пять, пятнадцать или даже двадцать пять. Требования к претендентам на дружбу растут из года в год, что затрудняет процесс поиска. А если учитывать, что у нас в городе русскоязычного населения не больше трети, то это только отягощает поиск друга. Да и разница менталитетов играет далеко не последнюю роль.

Мне показалось, что мы особо никуда не двигаемся в разговоре, и я засомневалась, о том ли мы вообще говорим. Об этом я и спросила Виктора, напоминая о теме женоненавистничества. Я попросила Виктора более подробно рассказать об отношениях: есть ли у него жена и детки… Виктор рассказал, что в последние несколько лет у него нет постоянной партнёрши, и если и возникают какие либо отношения, то они очень и очень краткосрочны. Он снова повторил, что женщины через короткий промежуток времени после знакомства начинают вызывать у него раздражение. А раньше, когда он только переехал в Таллин, познакомился с девушкой Ириной, и это были долгие отношения, которые продлились почти пять лет. Вскоре после знакомства Виктор переехал к Ирине и многие годы всё было очень хорошо. Виктор познакомил Ирину с родителями и они довольно часто ездили отдыхать в Украину, где у него помимо родственников очень много друзей, с которыми он познакомил Ирину. Виктор снова остановился на друзьях, повторяя, что в Киеве у него их очень много, а здесь… У Ирины в Нарве жила бабушка, которая с возрастом стала много болеть и Ирина была вынуждена на некоторые промежутки времени уезжать в Нарву. Она могла уехать на неделю или того больше. Ничего не предвещало серьёзных проблем, пока Ирина случайно не оставила открытой переписку в социальной сети на экране телевизора. Виктор заострил внимание на том, что никогда не лезет в телефон либо в карман за поиском информации, он вообще не ревнив, но переписки на большом экране телевизора ему не удалось избежать. Он не удержался и прочитал. Из переписки Виктор узнал, что Ирина довольно часто летает в Киев к любовнику. Любовником Ирины оказался знакомый Виктора, которого он считал своим другом и когда-то сам их познакомил. Больная бабушка оказалась хорошей маскировкой для исполнения желаний Ирины. Виктор не устроил никаких выяснений, никаких разбирательств и скандалов. Он просто ушёл, обрубил все возможные контакты и до сих пор, уже около пяти лет ничего не знает об Ирине. По мне так ошибка! Гештальтисты сторонники гештальт-терапии тоже были бы недовольны. Незакрытый гештальт эту интригующую фразу употребляют, рассказывая об отношениях, причиняющих боль, но не выпускающих из ловушки.

Ловушка и захлопнулась… Моя гипотеза заключалась в том, что Виктор перенёс раздражение, ненависть и злость к Ирине на ни в чём не повинных женщин. Что действительно можно назвать женоненавистничеством. А предательство друга не даёт ему какие-либо знакомства, которые могли бы стать дружескими, доводить до более прочных. Ведь друзья — предатели. Похоже, что измена, которая имела место быть в жизни Виктора, запустила поведенческий паттерн, который очень хотелось сломать…

Я спросила, что чувствовал и чувствует Виктор по отношению к Ирине и своему другу? Виктор сказал что бывшая подруга — шлюха, а бывший друг — предатель! Тогда я попросила повторить темы заявленных трудностей с которыми пришёл Виктор. Виктор ухмыляясь повторил мне про женоненавистничество. И я в свою очередь вопросительно добавила, что женщины — шлюхи? Я намеренно использовала его же определения. Затем я попросила договорить вторую трудность, с которой он столкнулся. Виктор молчал. Я напомнила ему про отсутствие друзей и снова добавила с вопросом, что друзья —…..?! Виктор долго молчал, затем монотонно добавил: «друзья, враги…» Я спросила, что друзья и враги равноценны? Они — предатели? Виктор довольно долго сидел с опущенной головой. Через несколько минут молчания он добавил, что никогда так не думал. Да и никому не рассказывал так подробно эту историю. Инсайт… Можно начинать танцевать!

Мы, конечно, договорились о следующей встрече, на которой работа была направлена на переживание событий с Ириной и «другом». Определённо и самооценку тоже надо было приподнять. И честно признаться, Виктор очень интересно рассказывал о своих достижениях и достоинствах.

Казалось бы, что совсем простой случай… Но как был прав Фрейд, когда говорил, что систему изнутри не увидеть. Или не Фрейд? )))

Вот как-то так…

Все герои вымышлены.

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллин)