Тяжела ты, шапка Мономаха

Во время телефонного разговора Игорь сказал, что очень нужна семейная встреча с психологом. Голос был прерывистый, что говорило о непростой ситуации. Он сказал, что его жена готова придти вместе с ним и они хотели бы встретиться, как можно скорее. В дополнение он заметил, что очень виноват. Скорее его слова были направлены самому себе… Я предложила несколько возможных вариантов для встречи, и через пару дней мы сидели в рабочем кабинете.

На встречу пришли Игорь и Галина, ухоженная семейная пара за шестьдесят. Честно признаться, я почувствовала некоторый дискомфорт, связанный с разницей в возрасте. Игорь и Галина были значительно меня старше и годились мне в родители. Как обычно в начале встречи я остановилась на главных, как мне кажется, пунктах этики консультирования, и заострила внимание на конфиденциальности. Закончив с этикой, я аккуратно предложила попробовать перейти на «ты», объяснив, что это определённым образом помогает нам в работе, выравнивая наши различия, главным образом возрастные. Игорь и Галина немного сомневаясь, согласились. Замечу, что некоторое сближение действительно имеет свойство ускорять психологическую работу.

Так как обратился за помощью Игорь, я попросила Галину рассказать о причине нашей встрече. Галина, сделав небольшую паузу, стала рассказывать про финансовую сторону их отношений, что скорее было некоторым бегством от реальной причины встречи. Она много рассказывала про их достаток, про распределение оплат, связанных с бытовыми расходами, с кредитами и развлечениями: Галина и Игорь любят путешествовать. Ещё Галина рассказала, что у них разные банковские счета, но у обоих партнёров есть к ним свободный доступ. И в случае необходимости они могут воспользоваться финансовыми накоплениями друг друга. В отношениях было полное доверие, но однажды Галина делая дорогостоящую покупку, не смогла осуществить перевод денег за неимением последних. Будучи уверенной в наличии денег, она всёже не досчиталась у себя на банковском счёте довольно таки крупной суммы. Игорь ни тогда, ни сейчас не смог дать вразумительного ответа относительно исчезновения денег. Просто молчал, опустив голову.

Затем Галина рассказала, что ранее, по возможности они максимально старались путешествовать и бывать в разных странах. Потом наступил период времени, когда нужно было уделять много времени стареющим родителям, которые жили в соседнем городе, в связи с чем они не могли позволить себе путешествовать. Уже после смерти родителей, Галина если и продолжила изредка путешествовать, то одна. Игорь отказывался от поездок, ссылаясь на большую занятость на работе.

Зависла пауза, и я осторожно спросила, какие могут быть ожидания от моей помощи. Игорь, не проронивший до этого момента ни слова, сказал, что очень хочет сохранить семью, что он очень виноват, и не может представить себе, как жить без Галины. Галина ухмыляясь, сказала, что пропавшие деньги далеко не главная проблема, с которой они столкнулись. После слов Игоря о сохранении их отношений, Галина с ускорением стала рассказывать об алкогольной зависимости Игоря. Частое употребление алкоголя негативно оказывало влияние на отношения в семье. Неоднократно для того, чтобы остановить запой, приходилось обращаться за специализированной помощью. Несколько раз Игорь кодировался по специальной психотерапевтической методике.

Галина снова заметила, что и это не главная проблема… Она стала плакать и говорить про измены. Однажды Галина пришла домой немного раньше обычного и обнаружила остатки торта, недопитое шампанское и несколько бокалов. Игорь был изрядно пьян и на все вопросы отвечал что-то невразумительное и неправдоподобное. В тот раз Галина отогнала подозрения, но через некоторое время нечто подобное повторилось. Галину уже было не остановить и она говорила и говорила… Галина рассказала, что несколько раз у неё пропадали дорогие украшения. Сначала она думала, что потеряла цепочку с кулоном, а когда пропало кольцо, она заподозрила недоброе. Вскоре сама любовница дала о себе знать.

Когда Галина остановилась, мы долго молчали. Я очень аккуратно заметила, что не могу чувствовать то, что чувствует Галина, но на мой взгляд её рассказ — это ужас ужас ужас… Игорь опустивши голову, повторял, что он очень виноват. Затем почти шопотом добавил, что он либо не помнит своих действий, либо помнит, но как будто это делал не он.

Чуть позже Галина рассказала, что с Игорем они познакомились ещё в школе, и с тех пор вместе. Она из семьи с очень скромным достатком: мама была больна, а папа пил. Галина сказала, что лучшим решением для родителей было бы разойтись, но из-за своей инвалидности мама не могла уйти от её отца, так как он что-то зарабатывал, и это давало им хоть какую-то возможность оставаться «на плаву». Галина была свидетелем нездоровых семейных отношений родителей и их вынужденного сожительства. Она резюмировала, сказав, что её жизнь очень напоминает жизнь родителей. Галина стала плакать и говорить, что совсем не хочет повторять судьбу мамы и терпеть такую жизнь. Инсайт! «Можно танцевать!» Если бы это была индивидуальная консультация, то можно было бы медленно начинать сворачивать работу. Галина самостоятельно вскрыла семейный сценарий и не хочет его продолжать.

Но работа идёт с парой… Игорь ёрзает на стуле, периодически потирая руками колени.

У Галины и Игоря есть взрослая дочь. Со слов Галины, их дочь неоднократно была свидетелем папиных похождений и покрывала его. Дочь Игоря и Галины из страха что родители могут расстаться, не рассказывала маме про похождения папы. Галина рассказала, что в подростковом возрасте Елене (назовём так дочь Игоря и Галины) диагностировали шизофрению. Не смотря на столь серьёзный диагноз, она смогла получить очень неплохое образование и заявить о себе, как о высококвалифицированном специалисте. Елена уже много лет в периоде ремиссии, что даёт возможность вести абсолютно здоровый образ жизни. В свою очередь я спросила, есть ли среди их родственников подобные заболевания либо иные психические расстройства, на что получила отрицательный ответ. Замечу, что не смотря на то, что происхождение шизофрении не известно, её относят к генетически обусловленным болезням.

В какой-то момент нашего разговора я заметила, что Игорь может говорить о себе используя третье лицо, что навело на некоторые размышления. И ранее, когда Галина описывала его «похождения» он говорил, что либо не помнит, либо это происходило как будто не с ним. И говорил он об этом очень правдоподобно. Деперсонализация? Симптом психического расстройства?

Я решила проверить свою гипотезу о наличии у Игоря симптомов психического расстройства и спросила про его друзей, про его знакомых и как часто он имеет общение и взаимодействие с другими людьми. Симптомом шизофрении может быть безразличие и эмоциональная бедность, что я и хотела проверить. Галина не дала Игорю самостоятельно ответить на вопрос. Она очень ярко рассказала, что у Игоря нет друзей, нет знакомых, что он малообщительный, слабочувствительный и порой кажется, что ему абсолютно никто не нужен.

Мои подозрения усиливались, и я реально начинала нервничать. Передо мной был нелёгкий выбор. Передо мной сидела женщина, которая устала от алкоголизма, похождений и гулянок собственного мужа. Многие годы она терпела свою ношу и была созависима. И наступил тот самый день, когда у неё есть хороший шанс выйти из этого порочного круга, но мы вскрыли нечто новое. Некоторое поведение Игоря наводит на размышления о симптомах психического расстройства. Конечно, я не имею никакого права заниматься диагностикой, но подозрения были серьёзными. И эти подозрения про болезнь.

Я очень долго думала, сомнения меня одолевали не по-детки. Всёже я озвучила свои подозрения относительно симптоматики психического расстройства. И я не знаю как мои предположения могли повлиять на решения Галины. Я никогда не смогу почувствовать то, что чувствует она…

Возможно, учитывая то, что Игорь может иметь психическое расстройство или просто говоря быть болен, отношение Галины может переменится, и она обретёт спокойствие и равновесие. Сможет уравновесить пьянки, гулянки и измены тем, что он не здоров. Ведь когда-то в детстве она получила научение от родителей, когда видела безвыходное положение своей матери, что может являться некоторой зоной комфорта. Ведь она много лет жила в таких условиях.

Наисложнейшая работа. И эта работа скорее не про клиента, а про психолога… Не скрою, передо мной стоял наисложнейший выбор. Ужас ужас ужас… Замечу, что свой выбор я делала опираясь на вид психологической помощи. Если бы работа проходила в индивидуальном порядке с Галиной, то упор делался бы на инсайт, в котором она вскрыла связь между отношениями её родителей и её отношениями с мужем. Но так как консультативная работа проходила с парой, то и упор делался на работу с семьёй, как с системой. Признаюсь, что по прошествии некоторого времени, я часто возвращаюсь к этому случаю. «Тяжела ты, шапка мономаха». Ох, как тяжела.

Идея взята из личной практики.

Все герои вымышлены.

Автор: Алеся Лисецкая (психолог — консультант, Таллин)