В одной лодке. Совпадения

Яна написала, что хочет обратиться за помощью к психологу.

Не так давно она была задержана полицией за вождение автомобиля в алкогольном опьянении, что повлекло за собой условное наказание, в рамках которого Яна должна посещать психолога. Она также поинтересовалась могу ли я предоставить заключение, которое бы подтверждало акт её встречи со специалистом, где с ней провели беседу на тему алкоголя. В свою очередь я подтвердила все условия наших консультативных встреч и мы договорились о дате и времени наших консультаций.

Признаюсь, я не люблю работу, по окончании которой нужно писать какие-либо отчёты или давать справки. Не люблю лишь по одной причине: работать намного тяжелее. Ведь клиент, который обращается к специалисту с целью получить справку, совершенно не мотивирован к психологической работе. Он преследует совершенно иную цель.

В тот месяц у меня было достаточно неприятностей личного характера. Я случайным образом была втянута в несколько конфликтов, разрешить которые пришлось с некоторыми усилиями. Но главная беда заключалась в том, что в те дни у моего отца случился обширный инфаркт, который не сразу распознали и дело дошло до операции на сердце. Мой отец самый значимый и авторитетный человек в моей жизни был в очень тяжёлом состоянии, что конечно отражалось на моём состоянии. Мне было страшно! Это был безграничный ужас!

Позднее, анализируя консультативную работу с Яной, я не раз задумывалась о том, что по правилам этики я должна была отменить консультацию из-за своего нестабильного состояния, но возможно я так бежала от тревожащих мыслей, что просто не успевала даже задуматься об этом. Признаю, что это довольно не профессионально, но всё же немного оправдаю своё поведение бесспорно хорошим результатом. Об этом немного попозже.

Мы встретились. На встречу пришла молодая девушка 25-и лет. Яна вела себя очень неуверенно. Она осторожно присела на стул, который я ей предложила, и наш разговор начался. Яна повторно рассказала, что была задержана полицией, что существуют некоторые предписания, которые она должна выполнить в период наказания и что она должна подтвердить свои действия справками от психолога.

И тут меня «понесло»… Я максимально честно сказала Яне, что очень негативно отношусь к происшествию, которое она инициировала и что род моей деятельности совсем не связан с морализированием и чтением лекций про негативное влияние алкоголя. Яна попала под пары моего негативного влияния и неуверенно качала головой. Пауза несколько затянулась…

Я попросила Яну более подробно рассказать о происшествии. Яна рассказала, что на тот момент у неё были серьёзные жизненные трудности. В отношениях с партнёром были частые конфликты, что привело к расставанию. В тот период у её мамы сильно ухудшилось состояние здоровья и врачи обнаружили злокачественную опухоль. Яна плакала. Предложив салфетки и выдержав достаточную паузу, я поддержала Яну, сказав что понимаю её потому что именно сейчас, в момент нашей встречи мой отец лежит в больнице после операции на сердце. И мне ужасно страшно. Мой рассказ стабилизировал Яну. Мы сидели и смотрели некоторое время друг на друга без слов. Честность и несчастье нас определённо сблизили. Произошло нечто, о чём Ирвин Ялом говорил: «Мы с тобой в одной лодке».

Затем Яна рассказала, что некоторое время назад, вернувшись домой после последней ссоры с молодым человеком решила «отметить это дело» и выпив чуть больше половины бутылки вина, легла спать. Проснувшись через несколько часов, она села за руль, что закончилось её арестом. И тут «понесло» Яну. Она очень быстро и эмоционально рассказывала, что не злоупотребляет алкоголем, что она человек ценящий мораль и что такое поведение совершенно не свойственно ей. Яна рассказывала, что хочет создать семью, хочет детей, что у неё очень здоровые и зрелые мечты и планы, которые она хочет осуществить. Яна много говорила и говорила… И говорила правдоподобно и убедительно. По крайней мере, я ей верила… )))

Более десяти лет назад мне не посчастливилось, и я попала в аварию. Я переходила дорогу в дозволенном месте и меня сбила машина. Последствия были катастрофические. Я была переломана вся и везде. Травмы были очень серьёзного характера, что повлекло за собой долговременную реабилитацию. И на данный момент, по прошествии стольких лет я не вернула себе те возможности, которыми обладала. Осознанно и целенаправленно в подробностях я рассказала Яне об аварии и о её последствиях. Я закончила рассказ и акцентировала её внимание на том, что водитель был совершенно трезв. Яна снова плакала. Инсайт! Можно начинать танцевать… Думаю, что Яна успела нарисовать себе возможные последствия своего управления машиной в нетрезвом состоянии. Хотела бы…

Мы много говорили про ответственность. Про то, что если не дорожишь своей жизнью, то это одно. А если не дорожишь другими жизнями…

Мы закончили. Какое-то время просто смотрели друг на друга. Что-то произошло. Возможно, просто человеческое участие. Совпадения, которые имели место быть, были самым важным терапевтическим фактором в нашей с Яной работе и были очень значимы.

Я сказала Яне, что напишу отчёт в течение недели, что и сделала. Без всяких преувеличений и идеализаций я написала основанное на нашей консультативной встрече заключение, которое так нужно было Яне.

Через несколько месяцев мне пришло на электронную почту письмо от Яны, в котором она благодарила и сообщала, что с неё сняты некоторые обязательства. Мне кажется, что письмо было очень искренним. Надеюсь, что это так. Было неожиданно и очень приятно.

Хочу сказать, что совпадения, которые имели место в нашей с Яной работе оказали огромную помощь и действие.

Некоторое пренебрежение этикой консультирования имело также свои позитивные последствия. Моя личная травма, связанная со здоровьем отца, державшая меня в напряжении, дала возможность быть максимально открытой и честной, что имело в данном случае положительный результат.

Это точно не призыв к нарушению этики, а просто личный опыт из практики консультирования.

Вот как-то так…

Идея взята из личной практики.

Герои вымышлены.

Автор: Алеся Лисецкая (психолог-консультант, Таллин)