Артур Шопенгауер

Шопенгауэр— Для каждого человека ближний — зеркало, из которого смотрят на него его собственные пороки; но человек поступает при этом как собака, которая лает на зеркало в том предположении, что видит там не себя, а другую собаку.
— Честь — это, объективно, мнение других о нашем достоинстве, а субъективно — наш страх, перед этим мнением.
— Умные не столько ищут одиночества, сколько избегают создаваемой дураками суеты.
— Чем более человек имеет в себе, тем менее для него могут значить другие.
— Кто придает большое значение мнению людей, делает им слишком много чести.
— Оскорбление — это клевета в сокращенном виде.
— Вера и знание — это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая.
— Большинство людей вместо того, чтобы стремиться к добру, жаждет счастья, блеска и долговечности; они подобны тем глупым актёрам, которые желают всегда играть большие, блестящие и благородные роли, не понимая, что важно не то, что и сколько играть, а как играть.
— Каждый имеет для другого лишь то значение, какое тот имеет для него.
— Когда вы находитесь во власти эгоистического чувства — будь то радость, торжество, сладострастие, надежда или лютая скорбь, досада, гнев, страх, подозрительность, ревность, — то знайте, что вы очутились в когтях дьявола. — — — -Как очутились вы — это безразлично. Вырваться из них необходимо, но как — это опять таки безразлично.
— Люди в тысячу раз больше хлопочут о наживании себе богатства, нежели об образовании своего ума и сердца, хотя для нашего счастья то, что есть в человеке, несомненно, важнее того, что есть у человека.
— Одержимый желаниями и стремлениями человек обречен на страдания…
— Мы теряем три четверти себя, чтобы быть похожим на других людей.
— Человек существует, когда выбирает себя.
— Примириться с человеком и возобновить с ним прерванные отношения — это слабость, в которой придется раскаяться, когда он при первом же случае сделает то же самое, что стало причиной разрыва.
— Каждому из нас доступно следующее утешение: смерть так же естественна, как и жизнь, а там, что будет, — это мы увидим.
— Не будь на свете книг, я давно пришел бы в отчаяние.
— Если шутка прячется за серьёзное — это ирония; если серьёзное за шутку — юмор.
— Никого так ловко не обманываем мы и не обходим лестью, как самих себя.
— Индивидуум ничего не мог бы узнать о сущности мира, данного ему лишь как представление, если бы ему не было свойственно познавание, с помощью которого он узнает, что Вселенная, бесконечно малую часть коей он сам составляет, одинакова по качеству с этой малой частью, близко известной ему как его внутренний мир. Таким образом, его собственное я дает ему ключ к разгадке мира.
— Собираясь в житейский путь, полезно захватить с собой огромный запас осторожности и снисходительности; первая предохранит от вреда и потерь, вторая — от споров и ссор.
— Цитатами следует пользоваться только тогда, когда действительно не обойтись без чужого авторитета.
— Если ближайшая и непосредственная цель нашей жизни не есть страдание, то наше существование представляет самое бестолковое и нецелесообразное явление.
— Страдание — условие деятельности гения. Вы полагаете, что Шекспир и Гете творили бы или Платон философствовал бы, а Кант критиковал бы разум, если бы они нашли удовлетворение и довольство в окружавшем их действительном мире и если бы им было в нем хорошо, и их желания исполнялись? Только после того, как у нас возникает в известной мере разлад с действительным миром и недовольство им, мы обращаемся за удовлетворением к миру мысли.
— В практической жизни от гения проку не больше, чем от телескопа в театре.
— Обнаружить свой гнев и ненависть на лице и в словах бесполезно, опасно, неблагоразумно, смешно, пошло. Проявлять гнев или ненависть можно не иначе, как на деле.
— Если произошло какое-либо несчастье, которого уже нельзя поправить, то отнюдь не следует допускать мысли о том, что всё могло бы быть иначе, а тем паче о том, как можно было бы его предотвратить: такие думы делают наши страдания невыносимыми, а нас — самоистязателями.
— Ежели не желаете нажить себе врагов, то старайтесь не выказывать над людьми своего превосходства.