Вот приходит ко мне человек на консультацию

Я уже давным-давно никого не лечу.
И даже и не пытаюсь.

Вот приходит ко мне человек на консультацию.
И скорее всего ему — тяжело.
А иначе зачем — приходить?
И ждет, что я ему помогу.
И сделаю нечто.
От чего ему станет легче.

И это очень понятно, что он от меня этого ждет.
Потому что сам он пока.
Возможно, даже и не понимает.
Отчего ему так тяжело.
И в голове у него — путаница.
И вина.
Или стыд.
Или еще что-нибудь…

И вот я смотрю на него.
И, разумеется, я с ним разговариваю.
И я рассказываю ему.
О том, что я думаю.
О том, что я слышу.
И вижу…

И я очень хорошо понимаю это его желание.
Чтобы я прямо сейчас сделал что-нибудь такое.
Почти — магическое.
Чтобы уже сегодня.
Но он перестал себя мучить.
И зажил счастливо…

Чтобы я его вылечил.

Но я уже давным-давно никого не лечу.
И даже и не пытаюсь.
Ну, во-первых, потому что это — невозможно.
По-крайней мере, я так — не умею.
Взять и вылечить кого-то.
Например, от вины.
Или стыда.

Потому что моя задача.
Или даже — моя миссия.
Совсем в другом.
Разговаривая, я не пытаюсь никого вылечить.

Я хочу.
Я пытаюсь.
Я стремлюсь.
Заинтересовать.

Я хочу, чтобы вот этот человек, который сидит напротив меня.
И которому сейчас так тяжело.
Чтобы он постепенно.
Не сразу.
Но заинтересовался собой.
Своим миром.
Своими желаниями.
Своими чувствами.

Чтобы когда-нибудь.
Не сразу.
Постепенно.
Но он вдруг почувствовал.
До чего же это круто.
Понимать себя.
И все то, что с ним происходит.
И как он сам делает свою жизнь.
Не такой, как ему хотелось бы.
Чтобы она была.

И тогда, возможно.
Когда-нибудь.
Он перестанет ждать от меня.
Или от кого-нибудь еще.
Что его спасут.
Или «вылечат».
И начнет делать это сам.
Пусть пока с моей помощью.
Но сам.

И в один прекрасный момент.
Он обязательно придет ко мне.
Попрощаться.
И скажет — теперь я уже могу без тебя, Слава.
И, уходя, я надеюсь, он добавит — спасибо.

Вячеслав Вето