«Письмо из истинного «Я» нарцисса»

Моя дорогая жертва, из того, что я тебе сказал, я соврал почти все.
И я не жалею об этом. Я не могу сопереживать тебе.
В свое оправдание я скажу, что слишком рано стал нарциссом, поэтому у меня никогда не было возможности развить свою совесть, свою способность чувствовать раскаяние или сочувствие к тому, кому я причиняю боль.
Тем не менее, на интеллектуальном уровне я понимаю, что это неправильно.
Я просто не чувствую твоей боли. Иногда я хотел бы почувствовать, но не могу.
Я стал нарциссом, потому что в детстве чувствовал себя слишком уязвимым.
Я рос слишком чувствительным. Очень большая часть из того, что я чувствовал была болью. Часто меня заставили чувствовать, что я ничто и никто. Мне было больно и обидно, как и тебе сейчас со мной.
Тогда я не мог понять, почему меня не любят, почему и за что ко мне обращаются с презрением, как к тому, кто не представляет никакой ценности.
Мне никто и никогда в жизни не показывал и не учил как можно стать хорошим человеком.
В моей жизни было так много боли, что я должен был что-то сделать. Сделать что-то решительное. Я должен был стать сильным и никогда не показывать своей слабости, потому что моя слабость убивала меня.
Я рано понял, что чувствительный человек, который переживает раскаяние и сострадание к другому, может любить других это слабый человек.
Я знаю, что на самом деле это не так, но условия моей жизни научили меня именно этому. Я был слишком мал, чтобы понять, что это неправильно.
Однажды в детстве мне пришлось сделать выбор: чтобы выжить, я должен был пожертвовать своей человечностью. Дорогую цену я заплатил. Я не хотел этого делать, но понимал, что должен.
Я больше не мог находиться в таком количестве боли. Мне пришлось продать свою душу. Чтобы продать душу, я отказался от чувств и закрылся от самого себя и всех остальных. Это означало, что я больше не мог позволить себе никого любить, чувствовать боль или радость другого, или жалеть, если я сделал что-то неправильно.
Мне пришлось надеть маску и стать своим ложным «Я». И чтобы не повредить свою ложность, держать ее в целостности, мне пришлось плохо обращаться с другими.
Я научился обесценивать многих, чтобы мое ложное «Я» было достаточно крепким.
Если я не буду постоянно поддерживать себя, заставляя тебя чувствовать себя плохо, моя маска лжи может упасть и разоблачить меня настоящего, бессильного и уязвимого ребенка, которого я должен защищать любой ценой.
Любой. Даже если это потребует уничтожения всех окружающих.
Может показаться, что я поступаю так, как будто я люблю себя, но на самом деле я себя ненавижу. Внутри я знаю, что я ничто. Самое дорогое, что у меня есть — только маска, которую я ношу. Я злоупотребляю тобой, чтобы защитить эту маску.
Ты никогда не сможешь дойти до моего истинного «Я», потому что ложь, которую я рассказываю, почти непроницаема. Я лгал так часто и так долго, что я сам поверил своей собственной лжи, я живу ложью. Это правда.
Я никогда не позволю тебе приблизиться к тому, что я действительно чувствую. Я сам не знаю, что чувствую. Большую часть времени я ничего не чувствую, потому что ложь не имеет никаких чувств.

Если ты вдруг будешь пытаться снять с меня маску, уничтожить мою защитную броню, я постараюсь уничтожить тебя. Если мне суждено сгореть, то я возьму тебя с собой. Я подожгу тебя, рассказав о себе самую ужасную ложь. Я буду злиться и оскорблять тебя.
Сначала я могу тебе показаться приятным. Я умею казаться очень обворожительным, внимательным и заботливым человеком, особенно в те моменты, когда опасаюсь, что тот ресурс, который ты мне даешь, находится под угрозой, или ты можешь уйти от меня.
Я знаю, как заставить других доверять мне, действуя как очень хороший человек.
Но в роли хорошего человека я не чувствую эмоций хорошего человека. Для меня это тяжелая и опасная работа казаться хорошим, потому что это тоже ложь.
И когда ты начинаешь доверять, мне приходится оскорблять тебя, потому что я должен держать тебя на расстоянии вытянутой руки, чтобы сохранять свою маску. Когда я показываю тебе, что я муд@к это тоже ложь про меня.
Я давно забыл кто я на самом деле. У меня нет доступа к себе. Я просто знаю, что мое истинное Я есть где-то, но мне никогда не встретить его.
Если я увижу, что ты подошел ко мне слишком близко, узнал обо мне слишком много правды и разглядел мою маску, что начинаешь догадываться, что она поддельна я уничтожу тебя или уберу тебя из своей жизни.
Я не могу позволить себе узнать о себе правду. Меня ничто не пугает больше, чем смотреть на правду о себе, поэтому я отделился от нее и себя.
Мне так больно, что пришлось выбирать это поддельное «Я» из-за того, что было сделано со мной. Я ненавижу быть злым. Я действительно не хочу быть таким, но никогда не буду признавать это. Я никогда не смогу показать тебе или кому-то другому в мире, насколько я чувствителен и уязвим. Но глубоко внутри, я знаю, что знаю. И мне невыносимо от этого знания.
Я все еще младенец. Я не смог вырасти и повзрослеть. Мое эмоциональное и моральное развитие было остановлено, когда я был очень маленьким ребенком.
Поэтому моя эмоциональная зрелость это зрелость двух или трехлетнего ребенка. Вот почему я не забочусь о тебе. Может ли двух или трехлетний ребенок заботиться о твоих чувствах больше, чем о своих? Конечно, нет. Я тоже не могу.
Я как инвалид, у которого есть эмоциональные и моральные ограничения.
Знаешь, это на самом деле тяжелая и напряженная работа поддерживать свое ложное «Я». Постоянно быть на страже. Я как параноик почти в каждом вижу врага, который может меня разоблачить.
Нарциссом быть очень непросто. И я знаю, что я пожертвовал тем, чтобы мочь переживать в жизни настоящее счастье, любовь, радость. Я лишил себя этого, чтобы больше никогда не страдать от боли.
И все-таки мне бывает больно.
Единственный способ, которым я осмелюсь показать свою боль — проецировать на тебя свою злость и ярость. Но мне не до тебя и твоих чувств. Я слишком занят своими. Мне приходится зализывать свои раны и пытаться удерживать маску, следить, чтобы мое ложное «Я» было крепким и целостным.
Говорят, что с возрастом я могу немного смягчиться, но мне с трудом верится в это, скорее всего, нет. Мне кажется, что я буду становиться лишь хуже.
Знаю, что как только я выбрал эту жизнь, то мне уже не было возврата. Я выбрал темноту, и как только это было сделано, свет не вернется.
Поэтому если ты заботишься о себе (потому что я никогда не буду заботиться о тебе), ты должен уйти сейчас. Не играй в мои игры. Лучше игнорируй меня и действуй так, как будто меня нет, как будто я не существую.
Это самое худшее, что я могу себе представить, но если ты заботишься о своем выживании, ты должен это сделать. Если ты этого не сделаешь, рано или поздно я уничтожу тебя. Прислушайся к моему предупреждению.
Есть слишком маленький шанс, что твой отказ заставит меня впервые взглянуть в собственное зеркало. Заставит посмотреть на потерянного ребенка, которого я так давно оставил. Если это случится, мне будет очень больно.
Наверное, я даже могу обратиться за помощью, в которой нуждаюсь. Но не рассчитывай на это. Если я когда-нибудь обращусь за помощью, то, как только я начну испытывать слишком много боли, я, вероятно, оставлю консультацию.

Боль слишком страшна для меня. И мне легче использовать собственный ум и злоупотреблять твоими чувствами, поддерживая свою ложную маску.
Не жди от меня, чтобы я изменился.
Я не буду.
Не играй в мои игры.
Даже если я гневаюсь, ты сильнее, чем я.
Я никогда не дам тебе знать, что знаю это.
Не поддавайся моей лжи.
Еще лучше, уходи.
Держи свою душу неповрежденной.
Не позволяй мне использовать тебя и превращать тебя в оболочку того, кем ты был.

Твой нарцисс

Лаки Оттер