Первый день зимы.

Я закончила рабочую группу: с коллегой мы ведём группу поддержки детей младшего школьного возраста.
После некоторых детских шалостей я навела порядок в кабинете, выключила свет и закрыла дверь. Через пятнадцать минут я уже сидела в трамвае и ехала в направлении дома. Домой! День был расписан по минутам, и любое отклонение от графика грозило некоторыми последствиями. По пути я вспоминала, что происходило в рабочей группе и остановилась на моменте, когда один из мальчиков включил обогреватель. На улице было минус десять, но в кабинете было относительно тепло. Я заметила мальчикам, что совсем не холодно и предложила выключить обогреватель, чтобы позднее не забыть это сделать. Один из мальчиков ответил, что не забудем… И всё же я увидела, как он выключил его.
А теперь в трамвае я фантазировала… Я почему-то предположила, что кто-то из детей мог снова включить обогреватель, а я уходя не проверила… Ой! Синдром «не выключенного утюга»? Приплыли…
Вернуться назад я не могла, и фантазии атаковали меня с бешеной скоростью. С воображением у меня всё в порядке, и я успела нарисовать картину горящего 12-ти этажного здания в окружении пяти пожарных машин, оглушительные звуки сирен и чёрных от сажи, но довольно сексуальных пожарников, поливающих водой всё вокруг.
В тот день моей коллеги не было в городе. Я решила, что лучшим вариантом будет позвонить на проходную здания, где хранятся ключи от всех кабинетов и честно признавшись в некоторой «безответственности», не знаю как можно по-другому определить это поведение, попросить, чтобы администратор поднялся и проверил обогреватели. Но… Я не знала телефон!
А фантазии всё продолжали меня преследовать. Кабинет горел. В отдельности горели зелёный диван и кресло. Красивые цвета: зелёный диван, серый дым и красный огонь хорошо сочетались. Но блин!!!…
Я написала своей коллеге, что вроде всё в порядке, но я волнуюсь. И не может ли она написать мне номер телефона администрации здания. Спустя время она мне ответила, что тоже не знает их номера, а завтра её муж на всякий случай всёже сходит проверить. Я успокоилась. Почти.
Позднее, уже в конце дня, когда я вернулась домой, то обнаружила свою взрослую дочь среди огромного количества скинутой в одно место обуви. Я была не на шутку удивлена картиной увиденного, а она интересовалась вопросом, где её зимние сапоги. ))) Да да! Я помню, что пришла зима. На улице минус десять и хочется включить обогреватель. ))) Точнее наоборот, выключить!!!
Я удивлённо пожимала плечами, а дочь с места на место демонстративно и громко перекладывала одну за другой пару обуви, каждый раз удостоверяясь, что те или иные босоножки либо туфли, которые она поднимает и громко опускает на пол — не её зимние сапоги. Она нервничала и злилась! А мне же было так смешно… Очень… Потерять зимние сапоги в первый день зимы. Это серьёзно! Блин, как смешно… ))) Надо было её сфотографировать…
Через несколько минут пришло сообщение. Моя коллега написала, что её муж всё же поехал вечером проверить обогреватель, и застал его выключенным. И… Муж застрял в лифте на пол часа. Я стала хохотать. До слёз… Некрасиво, конечно… И, конечно, так нельзя! ))) Но как смешно! Теперь на меня с удивлением и, конечно, с любопытством смотрела дочь. Я рассказала ей утреннюю историю с обогревателем и про мужа моей коллеги в лифте. Дочь поддержала моё настроение, и мы хохотали вместе.
На следующий день мне надо было вставать в шесть утра, а я истерично плакала от смеха. Как спать? Как уснуть?
А сапоги дочь так и не нашла! Думаем, что гномики унесли. Если они могут всё время что-нибудь приносить, то и уносить видимо тоже могут. Ведь гномики очень даже человеки. Волшебство!