Про коронавирус

— Дедушка, дедушка! Расскажи про коронавирус! — заголосили внуки.
— Дык я рассказывал уже сто раз! — отмахнулся Денис.
— Еще расскажи! Ну пожалуйста, пожалуйста!
Дед хмыкнул, подкрутил ус и посмотрел на экран смартфона. Оттуда на него в притворной мольбе глядели четверо внуков.
— Ладно! Слушайте! Суровое это было время. Мне тогда лет двадцать пять было. Я как-то и не помню, как это все началось. А потом бац — карантин!
— У-у-у! — восторженно подвывали внуки.
— На работу ходить запретили, — Денис вспоминал и подкручивал ус, — На улицу без причины нельзя, сидели дома.
— У-у-у-у!
— Да, суровое было время. Я со скуки кинулся смотреть сериалы. Но быстро наскучило. Потом залипал на ютубе, надоело. Чем себя занять? Непонятно.
Денис покосился на экран смартфона, дети смотрели с неподдельным ужасом.
— Ну вот так и… Книги стал читать, всякие. А там и пошел по наклонной. Французский язык выучил, с бабушкой вашей познакомился, поступил онлайн в универ, досрочно сдал три курса… Изучал программирование, нарисовал картину, читал Сартра, закрасил картину к чертовой бабушке, читал Ницше — перевернул картину обратной стороной, научился играть на гитаре, спорил с соседом из дома напротив о Гегеле, обещал набить ему лицо, когда карантин кончится, он вообще Марксист оказался. Написал докторскую по философии, читал Гоголя — сжег докторскую на кухне… Тушил кухню, потом лечил ожоги и изучал физику, плакал и перечитывал Маркса под вино. Переосмысливал фразу ад — это другие.
Денис замолчал, хотя перед его глазами мелькали воспоминания. Мелькали быстрее, чем он мог их озвучивать. Этот водоворот затягивал его куда-то.
— Деда! Ну, а дальше что?!
— А… Что? — растерялся Денис, — Потом, к счастью, вирус того, все. Началась нормальная жизнь. Как мы радовались! Ох как радовались! Работа, дом, пьянки по пятницам. Все как положено. Сдюжили мы заразу-то! И каждый год отмечаю с товарищами теперь!
Денис замолк и посмотрел на экран смартфона. Поверх внуков увидел свое отражение. Пожилой хипстер с каким-то странным, грустным блеском в глазах.
Рагим Джафаров.